Browse Tag: 1941

Александр Чекалин
Александр Чекалин

Александр Чекалин родился 24 марта 1925 года в селе Песковатское (ныне Суворовский район Тульской области) в семье служащего, мать на момент начала войны — председатель сельсовета. Учился в средней школе города Лихвин, член ВЛКСМ с 1939 года. Играл на мандолине, увлекался фотографией. С малых лет метко стрелял, хорошо знал окрестные леса, что в последствии пригодилось. В июле 1941 г. Александр Чекалин вступил добровольцем в истребительный отряд, затем в партизанский отряд «Передовой» (где уже был его отец), которым руководил Д.Т. Тетеричев. Занимался сбором разведсведений о дислокации и численности немецких частей, их вооружении, маршрутах передвижения. На равных участвовал в засадах, минировал дороги, подрывал связь и пускал под откос эшелоны. В начале ноября Чекалин сильно простудился, и комиссар отряда П.С.Макеев направил его в деревню Мышбор к учительнице Музалевской, близкой к партизанам, у которой Саша мог бы отлежаться. Но в деревне он узнал, что его разыскивают немцы, а сама Музалевская арестована и отправлена в Лихвин. Тогда он решил уйти к себе в родной дом в село Песковатское. Там его и сдал фашистам предатель староста Никифор Авдюхин. Чекалин пытался отбиться, но его схватили. Несколько дней Александра пытали, пытаясь получить от него нужные сведения. Ничего не добившись, немецкие власти устроили показательную казнь на городской площади: он был повешен 6 ноября 1941 года. После смерти Александра, мать с младшим сыном Витей 14 лет перешла линию фронта и вышла в расположение 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии, где командир взял ее прачкой, а Витю сыном полка. Войну они закончили в Берлине. В последствии Виктор продолжил службу и ушел на пенсию полковником.

После освобождения Лихвина советскими войсками 23 декаьря 1941 года в ходе Тульской наступательной операции Александр Чекалин был перезахоронен с воинскими почестями в городском сквере. А 4 февраля 1942 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза и орден Ленина. В 1944 году город Лихвин, где был казнён Александр Чекалин, был переименован в Чекалин, а на могиле установлен памятник.

Источник: http://trof-av.livejournal.com/101248.html

Одоев был захвачен 28 октября. Через три дня немецкие части ушли в сторону Крапивны. В Одоеве остался небольшой гарнизон, примерно взвод. Солдаты размещались в доме, где теперь находится Одоевский краеведческий музей. Несколько дней со стороны Тулы были слышны звуки боя, а ночью виднелось зарево и вспышки разрывов снарядов и сигнальных ракет. Над Одоевом на небольшой высоте один за другим пролетали к Туле немецкие трехмоторные транспортные самолеты с черно-жёлтыми крестами на крыльях и фюзеляже и знаками свастики на хвосте. Основные войска к фронту через Одоев не проходили. Они двигались по Орловскому шоссе через Плавск и Щёкино.

В середине декабря на дороге Крапивна — Одоев вновь появились немецкие обозы, но теперь это были отступающие части, двигавшиеся на запад. Снова начались грабежи и насилие. Врываясь в дома, фашисты отбирали все теплые вещи, раздевали людей прямо на улице. Жителей выгоняли на расчистку дорог от снега, заставляли вытаскивать застрявшие повозки и автомобили. Иногда были видны группы полураздетых пленных красноармейцев, которые вместо лошадей вытаскивали на обледенелый подъем дороги от реки Упы немецкие фуры и пушки. Несколько автомобилей с имуществом скатились в овраг «Костелица», где были сожжены. Прошел слух, что фашисты уводят с собой молодых людей. Меня родители забинтовали и уложили в постель, как больного. Боясь заразиться, немцы больных не трогали. Заходя в дома, они говорили, что не отступают, а отходят на подготовленные зимние квартиры у Белева и Орла, а весной продолжат наступление на Тулу и Москву. К счастью, их планам не суждено было сбыться.

В ночь на 18 декабря части первой гвардейской кавалерийской дивизии генерала В. К. Баранова вышли к Крапивне, где немцы уже начали поджигать дома. В это время второй кавалерийский полк майора П. И. Зубова и 131-й кавполк подполковника И. Е. Кушнира обошли Крапивну и повели наступление на ее западную окраину, в тыл врага. Неожиданно на помощь конникам пришли местные партизаны. Они переправились через р. Упу и ударили по немцам с севера. Не успев сжечь поселок, фашисты побежали, понеся большие потери. 18-го декабря оперативная группа генерала П. А. Белова получила задачу выйти в район г. Юхнова и разгромить тылы и штаб 4-й немецко-фашистской армии. Для обеспечения успеха операции требовалось захватить и удерживать Козельск, Сухиничи, Мещовск и Мосальск. На пути к ним лежал важный узел дорог — поселок Одоев. Овладеть им предполагалось, используя двусторонний обход. Однако штабом Западного фронта задача была изменена. В книге В. Успенского «Поход без привала» цитируется запись из дневника П. А. Белова: «20-го декабря 1941 г. получил частную директиву завтра, 21-го декабря, в честь рождения т. Сталина овладеть Одоевом». Для выполнения этой задачи из конно-механизированной группы генерал Белов выделил две дивизии: первую гвардейскую кав. дивизию генерала В. К. Баранова и вторую гвардейскую кав. дивизию полковника Н. С. Осликовского с приданными средствами усиления.

(c) Ю. Никольский 10.10.2007

Одоев был освобожден бойцами кавалерийсокго корпуса генерала Белова 22 декабря 1941 года.

Источник: http://allerleiten.livejournal.com/674892.html

Атака «М-174»

Вечером 20 декабря подводная лодка «М-174» вышла для действий в районе Киркенеса (позиция № 5-а). Днем 21 декабря в точке 70°04,5′ с.ш./30°30,2′ в.д. субмарина обнаружила в перископ на дистанции 30-35 кбт конвой противника в составе, по оценке командира подлодки, транспорта под эскортом трех эсминцев. Зайдя со стороны берега, где охранение отсутствовало, «М-174» с дистанции 12 кбт выпустила одну торпеду по судну (вторая не вышла из-за поломки крышки торпедного аппарата). И хотя в таких условиях шансы на попадание были невелики, через 95 секунд на подводной лодке зафиксирован взрыв торпеды, а спустя 3 минуты еще один взрыв. Сопровождавшие судно тральщики «М-1505» и «М-1508», так как они не имели представления о местонахождении атаковавшей подводной лодки, сбросили наугад 54 глубинных бомбы, после чего занялись поврежденным судном.

Не успела «М-174» прибыть в базу, как к берегу полуострова Рыбачий прибило доказательство успеха ее атаки – шлюпку с парохода «Эмсхёрн» (4301 брт). Судно имело груз разборных деревянных бараков, который после попадания торпеды не дал ему утонуть сразу. Сняв с аварийного транспорта экипаж, сопровождавшие его тральщики пытались добить поврежденный пароход, но «Эмсхёрн» упорно не желал тонуть. В итоге судно было брошено, а попытки немцев разыскать его на следующий день ни к чему не привели; оно затонуло.

Источник: http://www.town.ural.ru/ship/ship/m174.php3

Единственное сохранившееся фото юного героя
Единственное сохранившееся фото юного героя

Ноябрь 1941 года. Оккупированный Волоколамск. Парнишка лет пятнадцати без опаски шагает по городской площади. Он отлично знает город, и от его внимательного взгляда ничто не ускользает. В одном из переулков Советской улицы у двухэтажного здания часовые со сторожевыми овчарками: здесь штаб. Парнишку зовут Боря Кузнецов, он живет с мамой Степанидой Никифоровной, бабушкой Анной Лаврентьевной и двумя братьями, Виталием и Леней, в холодном флигельке на Коммунальной улице недалеко от речки Городни, куда их выселили фашисты из родного дома. Утром по городу идут обыски; кто-то перерезал многожильный телефонный кабель, а на указателе, перечеркнув слова «На Москву», написал «На тот свет». Волоколамск запружен гитлеровцами. По шоссе день и ночь двигаются войска фашистов на Москву. Во дворе дома Кузнецовых несколько повозок и машин. Мороз доходит до 30 градусов, и шоферы сливают воду из радиаторов. А ночью, когда часовой ушел погреться в дом, Боря залил воду в радиаторы пяти машин. Так и остались они стоять до прихода советских войск во дворе дома № 2.

Утром 19 декабря 1941 года ворвались в город наши войска. Фашисты в панике отступали. Боря увидел, как метнулись к свайному мосту через реку три гитлеровца-подрывника со связками гранат. Выхватив из поленницы припрятанный немецкий автомат, Боря бросился вдогонку. От автоматной очереди два гитлеровца рухнули на лед. Третий фашист, убегая, выстрелил в Борю. Пуля прошла через грудь навылет, задев позвоночник. Раненого мальчика подобрали подоспевшие танкисты Ф.Ремизова. Мост был сохранен для наступавших советских войск. Борю Кузнецова доставили в Москву в клинику Всесоюзного института экспериментальной медицины. Долго боролись врачи за жизнь мальчика, но рана была слишком тяжелой. Боря умер 18 марта 1942 года и похоронен на Преображенском кладбище в Москве. Приказом по войскам Западного фронта за мужество, доблесть и героизм, проявленные в борьбе с гитлеровскими захватчиками, Боря Кузнецов был награжден медалью «За отвагу».

Источник: http://tyr-zo.narod.ru/met/kraiman/kr12.html#6

Лев Михайлович Доватор
Лев Михайлович Доватор

Лев Доватор родился в 1903 году в бедной крестьянской семье, жившей в небольшом селе Витебской губернии. В Красную Армию Лев Доватор добровольцем вступает в 1924 году, и некоторое время служит, заведуя складом в 7-й кавалерийской дивизии Западного военного округа, дислоцировавшейся в Минске. Окончив в 1925 году московские Военно-химические курсы, Доватор проходил службу уже командиром химвзвода в 7-й кавалерийской дивизии. Упорству Доватора в постижении военного дела, однако, не было пределов: в 1926 году он заканчивает Ленинградско-Борисоглебскую кавалерийскую школу командирского состава РККА. Все 30-е годы Доватор продвигается по военно-кавалерийской служебной лестнице, однако, продолжает и профессиональное обучение: в 1939 году он с отличием заканчивает Военную Академию им. М. В. Фрунзе и получает назначение в начальники штаба Особой кавалерийской бригады в Москве. Перед самой войной Лев Доватор назначается начальником штаба 36-й кавалерийской дивизии БОВО.

В августе 1941 года Лев Доватор возглавляет Отдельную кавалерийскую группу на Западном фронте, состоявшую из нескольких казачьих полков (в состав входили донские, кубанские и терские казаки). Уже с первых боёв Доватор показал себя отличным командиром, который не только умело организовывал дерзкие по смелости атаки, но и с отеческой любовью относился к своим военным подопечным, стараясь по возможности не рисковать жизнями мужественных казаков. Под командованием Льва Михайловича это конное соединение сумело прорваться в тыл к немцам, поражая вражеские коммуникации, громя штабы, уничтожая склады и военные обозы неприятеля. Около двух недель продолжался этот поистине фантастический рейд советских кавалеристов в немецкий тыл: углубившиеся на 100 километров казаки уничтожили более чем две тысячи солдат и офицеров, 9 танков, около двухсот машин, ими было захвачено множество трофеев. За боевые подвиги при выполнении этой операции Лев Доватор получил звание генерал-майора и орден Ленина. Осенью 1941 года на базе доваторской группы формируется 3-й Кавалерийский корпус в составе 16-й армии К. К. Рокоссовского (чуть позже он был переименован во 2-й Гвардейский). Корпус вёл оборонительные бои на линии Белый-Ржев, прикрывая подступы к Москве с волоколамского направления.

11 декабря корпус генерала Доватора был переброшен в район Кубинки и, преследуя отступающие немецкие части, вышел к реке Рузе. К сожалению, смелость и отвага кавалерийского командира сыграла с Доватором жестокую, роковую «шутку»… В декабре 1941 года авангард 2-го Гвардейского кавалерийского корпуса находился в районе деревни Палашкино, где в это время располагались крупные силы немецких войск. Лев Доватор решает разместить напротив деревни походный штаб корпуса, при этом он решает осмотреть боевые позиции немецких частей по ту сторону реки лично, и тут немцы открыли по замеченному ими скоплению людей шквальный огонь… Выжить, находившемуся на открытом пространстве Доватору, шансов не было никаких… В тот же день, 21 декабря 1941 года Лев Михайлович Доватор был награждён «За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками» посмертным званием Героя Советского Союза.

Источник: https://topwar.ru/20166-l-m-dovator-legendarnyy-predvoditel-kazachih-kavaleristov.html