Browse Tag: Черное море

Армения

Около 17:00 6 ноября 1941 года теплоход «Армения» вышел из порта Севастополя, эвакуируя персонал нескольких военных госпиталей и жителей города. По разным оценкам, на борту находилось от 4,5 до 7 тыс. человек. В последний рейс «Армению» вёл капитан Владимир Яковлевич Плаушевский. На теплоходе находились несколько тысяч раненых бойцов и эвакуируемых граждан. На судно был погружен также персонал главного госпиталя Черноморского флота и ряда других военных и гражданских госпиталей (всего 23 госпиталя), а также руководство и сотрудники пионерлагеря «Артек» , члены их семей и часть партийного руководства Крыма. Погрузка эвакуируемых шла в спешке, точно их число неизвестно.

В 2:00 7 ноября судно прибыло в Ялту, где взяло на борт ещё несколько сотен человек и некий груз. В 8:00 судно вышло из порта. В 11 часов 25 минут судно было атаковано одиночным немецким торпедоносцем «Хейнкель He-111», принадлежавшим 1-й эскадрилье авиагруппы I/KG28. Самолет зашел со стороны берега и с дистанции 600 м сбросил две торпеды. Одна из них попала в носовую часть теплохода. Через 4 минуты «Армения» затонула, в точке с координатами 44°15′ с. ш. 34°17′ в. д. (координаты приблизительные). Официально в советское время считалось, что погибли около 5 тыс. человек, в начале XXI века оценки увеличены до 7—10 тысяч человек. Спасти удалось только восьмерых. Катастрофа «Армении» по числу жертв является одной из самых крупных в мировой истории. Транспорт имел отличительные знаки санитарного судна, не был вооружён и не имел конвоя — то есть были соблюдены все нормы международного права.

Версии причин гибели

Существует версия, что причиной катастрофы стали преступные ошибки командования Черноморского флота. Переполненный теплоход, вместо того чтобы совершить переход к Кавказскому побережью в тёмное время суток в относительной безопасности, был отправлен командованием в Ялту, хотя в Севастополе находились десятки менее ценных судов, которые бы могли произвести эвакуацию из этого города. В результате погрузка затянулась на всю ночь и капитан был вынужден выйти в море из Ялты в 8:00. Решение капитана было оправдано, поскольку Ялта не имела никаких средств противовоздушной обороны, кроме того, в любой момент она могла быть захвачена наступавшими немецкими частями; в этом случае «Армения» была бы просто расстреляна немецкой полевой артиллерией. В море же теплоход имел возможность уклоняться от атак маневрированием. Однако, перегруженность транспорта беженцами и отсутствие у команды боевого опыта не позволили вовремя обнаружить противника. А поскольку главной опасностью считалась предполагаемая атака пикирующих бомбардировщиков, истребители патрулировали на высоте около трёх тысяч метров и не заметили низко идущий торпедоносец. Сторожевые катера держались впереди транспорта и тоже «прозевали» атаку.

Попытки поиска

В Ялте сотрудники НКВД погрузили на теплоход несколько десятков ящиков. Существует предположение, что в них находились золото и ценности из крымских музеев. В 2000-х годах Департамент морского наследия Украины начал поисковые работы на месте гибели судна, которые не привели к успеху. В 2006 году к работам по просьбе украинской стороны подключился Институт океанографии и океанологии США (NOAA) под руководством Роберта Балларда. Американцы нашли в предполагаемом районе гибели судна множество интересных объектов, однако «Армения» так и не была найдена.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Армения_(теплоход,_1928)

30 октября 1941 года на рейде Евпатории прошёл бой, который вошел в летопись героической обороны Севастополя. В тот день командир небольшого буксирного парохода «Шахтер» аварийно-спасательной службы Черноморского флота старший лейтенант Павел Крысюк записал в вахтенном журнале:

«13.26. Судно атаковано фашистскими бомбардировщиками Ю-87».

Короткая запись в журнале, но сколько за ней стоит. Началась неравная схватка с пикирующими один за другим «юнкерсами». Море вокруг спасателя кипело от разрывов бомб и пулеметных очередей. Командир «Шахтера» старший лейтенант Павел Иванович Крысюк отдавал приказы спокойно, уверенно, умело уклонял судно от бомб. Они падали совсем рядом. Сотни осколков впивались в корпус и надстройки корабля. А «юнкерсы» делали все новые и новые заходы. Падали сраженные осколками и пулеметными очередями краснофлотцы. Их места на боевых постах занимали другие. В машинном отделении ранены машинисты Аникеев и Шкутин. Матрос Чернышев, подносчик снарядов, лежит с перебитыми ногами. Ему на помощь бросился пулеметчик Володченко. «Назад! Ты сейчас нужнее у пулемета!»—кричит Чернышев. Наверное, чтобы успокоить товарищей, он запел. Про златые горы. Оставшиеся в живых очевидцы потом рассказывали: «На всю жизнь запомнился нам этот миг. Идет бой. Надрывный вой пикирующих самолетов, взрывы бомб, стук пулеметов, звон битых стекол, возгласы и команды… И — песня. Последняя песня Кости Чернышева. Бой продолжался. То тут, то там возникали пожары. Загорелся боезапас. В машинном отделении пробоины. Моряки самоотверженно борются за живучесть родного «Шахтера».

Упал на мостике смертельно раненый командир. Офицера бережно уносят в каюту, а его место на мостике занимает Романенко. Пулеметной очередью сбит флаг. Боцман старшина 1 статьи Коняхин бросается к мачте. Изрешеченный флаг спасателя cновa затрепетал над израненным судном. Под руководством командира БЧ-5 Салихова моряки тушат пожары, заделывают пробоины, сбрасывают за борт горящий боезапас. Из этого страшного боя «Шахтер» вышел победителем. Буксир уцелел, вражеские самолеты не смогли его уничтожить. Израненные моряки сумели привести свой корабль в Балаклаву.

Смертью храбрых пали старший лейтенант Павел Крысюк, матросы Константин Чернышев и Борис Балоневский, пулеметчик Иван Володченко, командир отделения рулевых Василий Никитин, кок Илья Долгов. Когда спасатель пришел в базу, в его корпусе насчитали 486 пробоин, из них 40 — ниже ватерлинии. Это почти по 16 на каждого матроса. Вряд ли корабль мог в такой ситуации остаться на плаву, не будь на «Шахтере» таких замечательных моряков, мастерски владеющих техникой и оружием, сильных своей волей, сплоченностью. Они проявили в бою исключительное хладнокровие, бесстрашие, мужество и решительность, большую физическую выносливость. Это всего лишь один эпизод из боевой биографии черноморского спасателя.

Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/calendar/10/30/5070/

25 октября 1941 года немецкие войска (под командованием генерала фон Манштейна) прорвали оборону советских войск на Ишуньских позициях и ворвались в Крым. Для занятия всего полуострова предназначалось 7 немецких пехотных дивизий и 2 румынские бригадыОсновная часть советских войск (7 стрелковых и 1 кавалерийская дивизии, под командованием генерал-лейтенанта Батова) стала стремительно отступать в сторону Керчи, безуспешно преследуемая немецкими 3 пехотными дивизиями. Эти советские войска в середине ноября 1941 переправились через Керченский пролив на Кубань. Меньшая часть советских войск (4 стрелковые и 3 кавалерийские дивизии, под командованием генерал-майора И.Е.Петрова) уходила на Севастополь, но не по прямой, а сначала на юго-восток, через Крымские горы на Алушту, а затем по прибрежной дороге через Ялту на запад. Эту группу Петрова (неофициально называемую Приморской армией) преследовали немецкие 2 пехотные дивизии. Ещё 2 немецкие пехотные дивизии и румынский подвижный отряд полковника Корне (2 кавалерийских полка и артиллерийский полк) двигались напрямую на Севастополь (генерал Петров повёл свои войска через Крымские горы, чтобы не встречаться с ними).

После прорыва немецко-фашистскими войсками Ишуньских позиций угроза захвата Севастополя с суши стала совершенно реальной. Уже 4 июля 1941 г. началось оборудование основного и тылового рубежей обороны Севастополя с суши. Основной рубеж проходил в 5-10 км от города, тыловой — в 2-3 км. Первый из них имел протяженность 35 км и глубину порядка 200-300 м; протяженность второго составляла 19 км. В сентябре началось строительство передового оборонительного рубежа в 12-15 км от города протяженностью около 50 км и глубиной 1,5-2 км. Затем в октябре было принято решение о создании нового передового оборонительного рубежа, выдвинутого от Севастополя на 25-30 км, но строительство его осуществить не удалось.

29 октября 1941 г. в Севастополе было введено осадное положение. 30 октября первый удар по моторизованной колонне 11-й немецкой армии генерала Манштейна нанесла 54-я береговая батарея Черноморского флота под командованием лейтенанта И.И. Заики, расположенная между Евпаторией и Севастополем. Артиллеристы три дня вели непрерывные ожесточенные бои с наседавшими фашистами. Почти одновременно с артиллеристами в бой вступили части морской пехоты, сформированные из курсантов военно-морского училища и матросов боевых кораблей и береговых частей флота, при поддержке береговых и зенитно-артиллерийских батарей. Так началась 250-дневная оборона Севастополя. Гарнизон Севастополя к концу октября состоял из 2-го и 3-го полков морской пехоты, батальона моряков Учебного отряда, двух батальонов курсантов Черноморского высшего военно-морского училища и Севастопольского училища береговой обороны и батальона моряков Дунайской флотилии. 30 октября в Севастополь из Новороссийска на кораблях была доставлена 8-я бригада морской пехоты. Противник, подошедший 31 октября к передовому оборонительному рубежу, в течение 3-9 ноября безуспешно пытался овладеть Севастополем с ходу. Ему удалось лишь несколько продвинуться в направлении Черкез-Кермена и Дуванкоя. К этому времени основные силы Приморской армии с боями вышли к городу, и благодаря этому силы его сухопутной обороны увеличились.

Источник: http://www.pomnivoinu.ru/home/reports/1319/

Для наступления на Крым немецко-фашистское командование выделило 7 пехотных дивизий 11-й армии, перебросив их с мариупольского направления, и румынский корпус (2 бригады). Противник начал наступать 18 октября, имея на направлении главного удара 30-й и 54-й армейские корпуса, а на вспомогательном направлении — румынские бригады.

1941-10-18-1
Ишуньские оборонительные позиции

В 6 часов утра начались трехчасовая авиационная бомбежка и мощная артиллерийская подготовка. В 9 часов пошла в атаку вражеская пехота, поддержанная танками. Манштейн стремился скорее прорваться на оперативный простор Степного Крыма, затем ввести в бой танковую бригаду, отдельный моторизованный полк и без задержки выйти на берег Черного моря, овладеть Севастополем и другими портовыми городами Крыма. Но его войска натолкнулись на яростное сопротивление советских войск.
Главные события развернулись на левом фланге 51-й армии — на фронте оперативной группы генерала Батова. Межозерные дефиле, особенно превращенный в укрепленный узел сопротивления район бромзавода, стали ареной ожесточенных схваток. 530-й стрелковый полк 156-й дивизии вместе с 1-м и 2-м Перекопскими отрядами моряков под общим командованием подполковника Н. Ф. Зайвыя трое суток отражали яростные атаки фашистских танков и пехоты. Здесь ошеломляющее воздействие на противника оказывали залпы реактивных минометов капитана Т. Ф. Черняка.

Бромзавод стал эпицентром схваток на Ишуньских позициях. Отдельные его здания по семь-восемь раз переходили из рук в руки. Даже раненые не оставляли своих позиций. Боевыми группами становились штабы полков и службы дивизии. Командир полка Н. Ф. Зайвый не раз лично возглавлял контратаки оставшихся в живых героев. В одной из таких схваток фашистская пуля остановила сердце Николая Федосеевича Зайвыя. Враг прорвался к заводу. Чтобы восстановить положение, командир 156-й дивизии направил в район завода свой резерв — разведывательный батальон. Взаимодействуя с ним, со стороны Ишуни контратаковали противника и конные отряды 48-го кавалерийского полка. Смелым контрударом враг был выбит из бромзавода. Однако ненадолго. Просочившись на флангах, фашисты 20 танками атаковали огневые позиции 29-й и 126-й батарей Черноморского флота, поддерживавших бой стрелковых частей и соединений. Орудийные расчеты лейтенанта М. С. Тимохина и старшего лейтенанта Б. Я. Грузинцева вступили в единоборство с танками врага, которое продолжалось до захода солнца. За день этими батареями были отражены 18 атак, сожжены, подбиты 15 танков.

На левый фланг 51-й армии наступали 170-я и 73-я пехотные дивизии, поддерживаемые танками, артиллерией и авиацией. Гитлеровцы пытались любой ценой овладеть Красноперекопском, далее прорваться к устью реки Чатыр-лык, но столкнулись с упорным сопротивлением частей и подразделений 172-й дивизии. С 5 октября ею командовал полковник И. А. Ласкин. Заместителем командира по строевой части стал накануне прибывший из госпиталя бывший командир 361-го полка 156-й дивизии полковник В. В. Бабиков, а начальником политотдела o старший батальонный комиссар Г. А. Шафранский, в прошлом рабочий. На берегу Каркинитского залива более суток сражался в окружении батальон капитана С. Т. Руденко. На второй день, получив приказ об отходе, его остатки во главе с комбатом прорвались к своим.

Источник: http://army51.narod.ru/zacrim11.html

Первоначально предполагалось осуществить эвакуацию в период до 20 октября. Однако чем больший темп набирала она, тем яснее становилось, что скрыть ее до конца от противника не удастся, что это чревато опасностью уничтожения арьергардных частей. К тому же противник, непрерывно наращивая силы, 9 октября перешел в наступление по всему фронту. Войскам обороны удалось заставить его отойти на исходные позиции, но враг готовился предпринять новый натиск. Поэтому командование Одесского Оборонительного Района (ООР) пересмотрело план эвакуации. Было решено завершить ее в ночь на 16 октября; не отводить войска на промежуточные рубежи, как это предусматривалось ранее, а до последнего дня вести активные боевые действия на старых позициях, демонстрируя подготовку к новому наступлению; отвести все дивизии к причалам порта сразу, в одну ночь, марш-броском, под прикрытием специально выделенных подразделений, авиации, береговых батарей и корабельной артиллерии. Это был смелый, хотя и не лишенный риска план, основанный на накопленном опыте борьбы с численно превосходящим противником, на глубокой вере в высокие моральные силы, собранность и дисциплинированность защитников Одессы.

11 октября командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский сообщил телеграммой, что Военный совет флота согласился с предложениями командования ООР и что с 12 октября вся бомбардировочная авиация флота переключается на поддержку оборонительного района. Для эвакуации выделялось 17 транспортов, а для их прикрытия—крейсера «Красный Кавказ» и «Червона Украина», эскадренные миноносцы «Бодрый», «Смышленый», «Шаумян», «Незаможник», несколько быстроходных тральщиков и большое количество катеров. Армейской разведке удалось подбросить румынскому командованию ложные сведения о доставке в Одессу новых; дивизий. Войска обороны имитировали подготовку к наступлению — вели артиллерийский огонь, ночью освещали передний край ракетами, создавали видимость прибытия пополнения. Передний край продолжал делать все возможное, чтобы не вызвать у противника подозрений о начале эвакуации. И это удалось. К рассвету 15 октября в Одесский порт прибыли транспорты и корабли охранения. Это был последний рейс судов в осажденную Одессу, последний из многих рейсов, каждый из которых был подвигом. Противник не мог не заметить такого большого скопления судов в порту. Они подверглись ожесточенной бомбардировке, в которой одновременно участвовало до 40 самолетов. Но корабельным и береговым зенитчикам, летчикам-истребителям удалось отстоять транспорты. 

В 10 часов утра армейская, береговая и корабельная артиллерия обрушила всю мощь своего огня на вражеские позиции, авиация нанесла бомбовые удары по аэродромам и огневым позициям противника. Военный совет оборонительного района перешел на борт стоявшего в гавани крейсера «Червона Украина». Вскоре командующий ООР контр-адмирал Г. В. Жуков отдал последний боевой приказ, предусматривавший начало отвода войск с переднего края в 19 часов 15 октября. Когда стемнело, Приморская армия под прикрытием арьергардов и под грохот артиллерийской канонады оставила боевые позиции. К 3 часам 16 октября главные силы ООР, завершив ночной марш-бросок, закончили посадку на транспорты. Еще через час на передовые позиции передаётся приказ о подрыве выведенной на них бронетехники и бронепоездов, а в 5.10 из Одесской гавани вышло последнее судно с защитниками нашего города.

Из всех судов и боевых кораблей, эвакуировавшихся из Одессы, врагу удалось потопить лишь один транспорт, следовавший в конце конвоя порожняком как резервный. Команда транспорта была снята сторожевыми катерами. Остальные суда в 19 часов 17 октября прибыли в Севастополь. Полки и дивизии быстро выгружались с транспортов, а потом двигались к вокзалу, где их ждали эшелоны. Защитникам Одессы предстояло без отдыха, без передышки вступить в бой за Крым.
С 1 по 16 октября из Одессы в Крым было переброшено около 80 тысяч бойцов и командиров Приморской армии и военно-морской базы, 15 тысяч человек гражданского населения, около 500 орудий, почти 20 тысяч тонн боеприпасов, 24 танка и танкетки, 5 бронемашин, 1158 автомобилей и 500 автомобильных моторов, 163 трактора, свыше 3,5 тысячи лошадей, почти 25 тысяч тонн оборудования одесских заводов, порта и других грузов. Так многочисленной армии, оснащенной сложной боевой техникой, удалось скрытно от врага отойти от переднего края на 20—25 километров, затем в течение нескольких часов погрузиться на корабли и без потерь перейти морем на другое направление. Эта операция осталась непревзойденной до конца второй мировой войны.

Источник: http://odessaforum.0pk.ru/viewtopic.php?id=1120

http://www.73.odessa.ua/topic/687-aa-cherkasov-odessa-16-oktiabria-1941-g-poslednij-den-o/