Черное море — Военный дневник

Browse Tag: Черное море

Л.З. Мехлис
Л.З. Мехлис

28 января 1942 года Ставка приняла решение о разделении Кавказского фронта на Крымский фронт и Закавказский военный округ. Командующему Крымским фронтом генералу Козлову были подчинены Севастопольский оборонительный район, Черноморский флот, Азовская военная флотилия и Керченская ВМБ. С образованием Крымского фронта положение осажденного Севастополя на несколько месяцев значительно облегчилось. Противник вынужден был рассредоточивать свои силы на двух направлениях, отвлекая их и с Таганрогского направления Южного фронта. Крымский Фронт усилили новыми стрелковыми дивизиями, танковыми частями и артиллерией. В начале февраля через пролив переправилась и вошла в состав фронта 47-я армия генерал-майора К.С. Колганова, выведенная из Ирана. Войска в Крыму были существенно усилены бронетехникой. 39-я и 40-я танковые бригады насчитывали по десять KB, десять Т-34 и 25 Т-60, 55-я и 56-я танковые бригады — по 66 Т-26 и 27 огнеметных танков. 226-й отдельный танковый батальон насчитывал 16 тяжелых танков КВ.Ставка также решила укрепить штаб нового фронта. В Керчь в сопровождении группы офицеров прибыл в качестве представителя Ставки армейский комиссар 1-го ранга Л.З.Мехлис.

Источник: http://bgudkov.ru/глава-2/2-8-результаты-десантных-операций-на-во/

26 января противник (немецкие части общей численностью до двух пехотных полков, 4-я румынская горная бригада) перешел в решительное наступление. Десант понес большие потери. Никаких действий по спасению десанта командование флота и фронта не предпринимало. 27 января был оставлен Судак. Уцелеть и уйти к партизанам удалось около 880 (по другим данным от 350 до 350) человек, в том числе командиру полка Салихову. Спасено было только 200 раненых на кораблях 24 января. Все остальные (около 2 500 человек) погибли или попали в плен. Согласно немецкому донесению, при ликвидации десанта по состоянию на 28 января собрано 770 трупов убитых красноармейцев, захвачено в плен 876 красноармейцев, значительная часть из них — раненые. Все они были расстреляны. Несколько последующих дней противником также захватывались или уничтожались разрозненные мелкие группы десантников. 28 января 1942 года к Судаку подошел отряд кораблей Черноморского флота с очередным пополнением (и вновь, без связи с десантом!). Обнаружив, что берег занят противником, командир отряда отказался от высадки и вернулся в Новороссийск. Противник потерял в боях против Судакского десанта 874 человек немцев и румын убитыми. Известны потери 4-й румынской горной бригады — 260 убитых, 63 пропавших без вести, 571 раненый. Немецкие потери ранеными неизвестны. В боях против десанта, кроме немецких и румынских войск, принимали участие и созданные оккупантами крымско-татарские вооруженные формирования, так называемые роты самообороны (до 1000 человек), потерявшие до 400 человек убитыми и ранеными. Впрочем, другие крымские татары присоединились к десанту, а затем вывели его остатки к партизанам.

События в Судаке в январе 1942 года (а также происходящие одновременно в других районах Крыма) характеризуют неспособность командования Черноморского флота и фронта к организации успешных боевых действий в то время. Даже авторы официозного военно-исторического труда «Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне», говоря об этой операции, делают непривычно жёсткий для советской военной историографии вывод: «При этой высадке не было достигнуто ни одно из условий, способствующих успеху тактического десанта. Десант не мог выполнить роль отвлекающего, так как имел недостаточную численность и мизерное количество артиллерии. Место высадки было крайне неудачным — Судак и окрестные поселки расположены в приморской котловине, окружённой горами с малым числом узких дорог. Перекрыв последние, противник легко смог блокировать десант в Судаке. Только когда начались оборонительные бои десанта, это обстоятельство сыграло положительную роль и позволило ему продержаться достаточно длительный срок. Отвлечение сил противника также нельзя считать достижением, так как противник снял их с решающего направления уже после того, как была стабилизирована линия фронта под Феодосией, да и сами снятые силы были незначительны. Таким образом, действия десанта и его гибель в бою оказались напрасными, поскольку они никак не были использованы командованием. Более того, отсутствовала какая-либо поддержка с моря и с воздуха высаженного десанта, не были налажены его снабжение и эвакуация. Ряд исследователей (например, А. Широкорад, В. Гончаров) усматривают причины неудач действий советских войск и флота в Крыму в этот период в явно ненормальной ситуации, когда весь Черноморский флот передавался в оперативное подчинение командующему Кавказским фронтом. Армейское командование требовало помощи сухопутным войскам (в том числе и путём высадки десантов), не отдавая себе отчёта в реальности выполнения поставленных задач. Флотское командование, в свою очередь, боялось выносить вопрос на уровень Верховного Главнокомандования и шло на высадку заведомо обречённых десантов (также, например, Евпаторийский десант). В память о подвиге десанта в Судаке сооружен Холм Славы на братской могиле десантников и партизан. На кургане в 1974 году установлен памятник. Также установлены памятный знак на месте высадки десанта на городской набережной и памятник на братской могиле десантников в Новом Свете.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Судакский_десант

В первые дни января 1942-го, когда все были окрылены успехами Керченско-Феодосийского десанта, принято решение о высадке десанта и в Евпатории, чтобы подготовить плацдарм для наступления на Симферополь и дальнейшего освобождения полуострова. За час до полуночи из Севастополя в сопровождении пяти катеров типа «морской охотник» вышел построенный в 1937 году на городских верфях базовый тральщик «Взрыватель» под командованием Виктора Трясцина (по другим данным — Трясцын). Этот тральщик уже участвовал в героических оборонах Одессы и Севастополя, а теперь получил приказ доставить первую, как потом покажет время, единственную группу десантников в Евпаторию. Возглавил десант евпаториец Николай Буслаев. Соединившись вскоре ещё с двумя катерами и буксиром СП-14, тральщик направился к Евпатории, где почти в три часа ночи началась высадка. Вначале всё прошло гладко: застигнутый врасплох румынский артполк бежал, но по десантникам и транспортам вскоре открыли огонь немецкие полевые батареи, позже к ним присоединилась и авиация. Повреждённый буксир и шесть катеров ушли в Севастополь, маневрируя на рейде, прикрывать десант и забирать раненых остался тральщик и катер «морской охотник» 081. Потери понесли и их экипажи. Так, на «Взрывателе» одними из первых от попадания фашистского снаряда погиб боевой расчёт кормовой пушки и командир десанта Николай Буслаев. Командование операцией принял военком Андрей Бойко. «Морской охотник» вскоре получил приказ вернуться в Севастополь, а на тральщике этого приказа не дождались — рация была повреждена. Отойти без приказа Виктор Трясцин не посмел, да и понимал, что 100-миллиметровое орудие тральщика — единственная артиллерийская поддержка десантников на берегу. «Взрыватель» с разбитым рулевым управлением, заканчивающимися снарядами и многими ранеными, продолжал держаться. Но к вечеру 5 января его штормом выбросило на берег, обшивка корпуса в кормовой части лопнула, началось затопление отсеков.

На помощь тральщику из Севастополя вышли катера №91 и №111, но на полпути были атакованы фашистской авиацией и погибли вместе с экипажами. Понимая, что помощи не будет, командир десанта Андрей Бойко и командир корабля Виктор Трясцин приказали уничтожить все документы, а сам тральщик заминировать, но боеприпасов не хватило, решили, как могут, держать бой. С винтовками и гранатами, а то и врукопашную, когда совсем осмелевший враг пытался подняться на борт, обороняли они корабль от фашистов, расстреливавших в упор беспомощный тральщик. Андрей Бойко будет убит, тяжелораненый Виктор Трясцин и боцман Лев Этингоф подорвут себя последней гранатой, покончат с собой и ещё несколько тяжелораненых моряков, в том числе Василий Топчиев, командир разведчиков Черноморского флота. Из более полусотни членов экипажа тральщика и примерно такого же количества взятых им на борт раненых выжить удалось только Ивану Клименко, довоенному пловцу-марафонцу, с донесением о гибели тральщика он вплавь отправился в Севастополь. Более 30 километров в воде, не превышавшей 5 градусов, он смог преодолеть, пока у Николаевки его, обессиленного, не подобрал наш сторожевой катер. Разбитый «Взрыватель» ещё несколько лет стоял как памятник десантникам-черноморцам, лишь в 1947-м его разрезали на металл, впрочем, некоторые дайверы уверяют, что останки корабля до сих пор лежат неподалёку от места гибели.

Кстати, в эти дни бой шёл и за Евпаторийский маяк, где держали последнюю оборону 8 разведчиков под командованием Ульяна Латышева. 8 января 1942-го их высадили здесь с подводной лодки, чтобы узнать о судьбе десанта. Пятеро разведчиков пропали без вести при высадке — резиновую шлюпку унесло в штормящее море, а эти восемь, передав, что основные силы десанта, трое суток удерживавшие город, погибли, не дождавшись помощи, сами тоже её не дождались. И с 9 по 14 января удерживали последний советский оплот в Евпатории — маяк. Утром 14 января 1942-го командование Черноморского флота получило донесение: «Товарищи, помогите, держаться больше не можем. Стреляйте по любой цели, кроме Евпаторийского маяка». Моряки хорошо знали, что никак нельзя гасить световой маяк, тем более этот — первый подобный на Чёрном море, созданный ещё в 1861-м. В 15 часов 49 минут 14 января в эфир передано последнее донесение: «Мы подрываемся на собственных гранатах, прощайте». Памятник им теперь установлен в Заозёрном.

Источник: http://simferopol.bezformata.ru/listnews/poslednij-boj-vzrivatelya/53872109/

После завершения Керченско-Феодосийской десантной операции, командование Кавказского фронта (командующий генерал-лейтенант Д. Т. Козлов) потребовало от командования Черноморского флота (командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский) высадки отвлекающего десанта в районе Судака с целью поддержки советских войск, наступавших от Керчи и Феодосии. Десант формировался и выходил из Новороссийска. Первая группа десанта была высажена в ночь с 5 на 6 января 1942 года в посёлке Новый Свет у мыса Чеканный (Чеканын-Кая) (подразделения 226-го горно-стрелкового полка, 218 человек). Высадка производилась с эсминца «Способный» и сторожевого катера. Десантники незамеченными проникли в тыл противника. Однако при попытке захватить комендатуру в Новом Свете погиб командир группы и несколько бойцов, а несколько человек были захвачены и убиты на месте крымскими татарскими коллаборационистами. Остальные десантники ушли в лес, 11 января при прочесывании местности противник захватил 51 пленного. Остатки группы скрывались в лесу до прихода основных сил полка, не ведя активных действий. 16 января она соединилась с десантом в Судаке. Обращает на себя внимание явное пренебрежение к жизни бойцов — эта группа была передовым отрядом десанта, план которого ещё не был разработан (его утвердили только 10 января, после чего и началась подготовка к основной десантной операции).

Основной десант высаживался в ночь на 16 января 1942 года непосредственно в Судакской бухте (главные силы 226-го горно-стрелкового полка из состава 63-й горнострелковой дивизии 44-й армии, командир майор Г. Н. Селихов, численность 1 750 человек, с четырьмя орудиями). Высадка производилась при семибалльном шторме и ураганном ветре с крейсера «Красный Крым», эсминцев «Сообразительный» и «Шаумян», канонерской лодки «Красный Аджаристан», 6 катеров «морской охотник» при артиллерийской поддержке линкора «Парижская коммуна» и эсминцев «Безупречный» и «Железняков». В операции также участвовали две подводные лодки, выполнявшие роль плавучих маяков. Командующий операцией — контр-адмирал Л. А. Владимирский. В Судаке были только румынские части, бежавшие после начала артобстрела. К вечеру 16 января десантники захватили Новый Свет, Кучук Таракташ (Малый Таракташ) и Биюк Таракташ (Большой Таракташ, ныне Дачное). В некоторых из этих пунктов имели место ожесточённые бои, в которых советские десантники потеряли до 100 человек, а немецко-румынские войска — до 300 солдат. Десант занял круговую оборону — по роте солдат перекрыли дороги на Алушту и Грушевку, вокруг Судака также укрепилась 1 рота с двумя орудиями. Основные силы полка выдвинулись к Феодосии, но попали под удар немецких войск.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Судакский_десант

2 января 1942 года Ставка ВГК утвердила план операции, предусматривавшей высадку морских десантов в районах Алушты, Ялты, Перекопа и Евпатории. Для высадки десанта в Евпатории из кораблей Черноморского флота ВМФ СССР был сформирован отряд высадки десанта под командованием капитана 2-го ранга Н. В. Буслаева и полкового комиссара А. С. Бойко: базовый тральщик «Взрыватель», 7 сторожевых катеров типа «МО-IV» и морской буксир «СП-14». Евпаторийский десант состоял из усиленного батальона морской пехоты. Немецко-румынские силы в Евпатории включали в себя немецко-полицейский гарнизон города и силы, подчинённые комендатуре порта, а также части береговой артиллерии.

Десантники высадились на частично разрушенные причалы порта и заняли причалы без выстрелов. Десантники (среди которых было немало евпаторийцев, хорошо ориентировавшихся на местности) скрытно начали проникновение в город. По оставшемуся у Товарной пристани катеру МО-036 открыл огонь пулемёт из здания церкви. Комендоры МО-036 открыли огонь и подавили пулемётную точку, десантники начали атаку противника. В возникшей суматохе быстро продвинувшаяся в глубину города рота морских пехотинцев в районе мясокомбината обнаружила и освободила большую группу советских военнопленных. Одновременно в городе вспыхнуло восстание, в котором участвовала часть населения города и прибывшие на подмогу партизаны. Находившиеся в городе силы не сумели помешать высадке десанта и подавить восстание, румынский артиллерийский полк оставил свои позиции. Опомнившись, немцы начали освещать порт и залив, и открыли артиллерийско-миномётный огонь. Продолжив наступление, к 6:00 утра десантники овладели южной частью города, укрепили здание гостиницы «Крым», но дальнейшее продвижение было остановлено у здания курортной поликлиники.

Командование 11-й армии вермахта направило против десанта подкрепления: сначала сводный батальон, в который вошли силы, находившиеся в районе Евпатории, затем в Евпаторию прибыли разведывательный батальон 22-й пехотной дивизии, 70-й сапёрный батальон и несколько немецких и румынских артиллерийских батарей, вслед за ними в Евпаторию был направлен 105-й пехотный полк 72-й пехотной дивизии, переброшенный на автомашинах из-под Балаклавы. В 10:00 часов утра 5 января 1942 года А. С. Бойко передал с борта тральщика радиограмму о том, что положение угрожающее и десанту необходима немедленная помощь. В 11:00 радиосвязь с батальоном была утрачена. 6 января 1942 года к Евпатории был направлен эсминец «Смышлёный», однако он не сумел установить контакт с десантом, поскольку был обстрелян с берега танками, получил повреждения и был вынужден вернуться. На следующую ночь к Евпатории были отправлены лидер «Ташкент» (с разведгруппой) и два катера типа «большой охотник» (с десантом из 400 человек). Разведчики установили, что на причалах установлены пулемёты, у причалов Евпатории находятся немцы, а десант уничтожен.

Бои в городе шли за каждый дом и продолжались в течение трёх дней. Несколько пошедших на прорыв из города десантников сумели достичь каменоломен и некоторое время продолжали вести бой, ещё несколько сумели прорваться из города. Из семисот десантников осталось в живых меньше сотни. Евпаторийский десант отвлёк часть сил противника от Севастополя, а также способствовал закреплению успеха советских войск на Керченском полуострове.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Евпаторийский_десант