Browse Tag: флот

31 августа 1941 года в 16:40 первый союзный конвой под кодовым названием «Дервиш» без потерь прибыл в Архангельск. Официально конвой не получил буквенной литеры PQ, но в литературе и СМИ встречаются упоминания об этом конвое под литерами с номером PQ-0.

Конвой был сформирован в составе четырех транспортов: голландского SS Alchiba и английских SS Lancastrian Prince, SS New Westminster City, SS Trehata – в Ливерпуле, который суда покинули 12 августа 1941 года. В главной базе Королевского ВМФ, в бухте Скапа-Флоу в Шотландии, к нему присоединились еще два английских транспорта: SS Esneh и SS Lanstephan Castle. На последнем и самом крупном в составе конвоя (водоизмещение более 11 тыс. тонн) находились персонал и оборудование 151-го авиакрыла Королевских ВВС, включая 15 разобранных истребителей «Харрикейн Mk IIB», предназначенных для усиления противовоздушной обороны Кольского залива. Сопровождение конвоя осуществляли 15 кораблей ВМФ Великобритании. 

Выгружали транспорты на Бакарице, на левом берегу Северной Двины. Всего «Дервиш» доставил в СССР 10 000 тонн каучука, 1500 тонн форменных ботинок, олово, шерсть, а также другие грузы и вооружение – 3800 глубинных бомб и магнитных мин, 15 самолетов.

4 сентября разгрузка транспортов была завершена, и началось формирование обратного конвоя, впервые получившего буквенно-цифровое обозначение «QP-1». Он покинул Архангельск 28 сентября, в его составе были 6 транспортов «Дервиша» и 8 советских пароходов, груженых лесом. Охранение конвоя на разных этапах осуществляли тяжелый крейсер «Лондон», три эсминца, три английских корвета и три тральщика. Также конвой сопровождал флотский танкер RFA Black Ranger. 10 октября конвой прибыл в бухту Скапа-Флоу без потерь.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Дервиш_(арктический_конвой)

http://www.arhcity.ru/data/455/89_10_12_2015_AGVS.pdf

Разрешение на эвакуацию флота и промышленного оборудования из Таллина было получено только 26 августа, когда немецкая артиллерия уже вела огонь по советским кораблям в Таллинском порту. Из-за промедления противник успел блокировать позиции кораблей Балтийского флота, перегородив минными заграждениями узкий залив между Коткой и мысом Юминда. Советским командованием был выбран в Финском заливе только один фарватер — центральный. Выбор был основан только на том, что гигант крейсер Киров не мог пойти по фарватеру, имеющему меньший резерв глубины. Тральщиков было катастрофически мало, поэтому перед выходом кораблей из главной базы не успели провести минную разведку и контрольное траление по маршруту перехода. На момент перехода Финский залив представлял из себя «суп с клёцками»залив, напичканный как советскими, так и немецкими минами.

В 11 часов 27 августа командующий флотом Трибуц отдал приказ о начале отхода войск и посадки на суда. Грузили боевую технику и наиболее ценное имущество. На крейсер «Киров» был погружен золотой запас и правительство Эстонии. Учет принятых на борт людей практически не производился. Всего из Таллина в поход 28 августа 1941 года вышли 225 кораблей и судов.

Утром 28 августа боевые корабли и транспорты под огнём артиллерии и миномётов вышли на внешний рейд, но быстрого продвижения не получилось из-за штормовой погоды. Только во второй половине дня погода улучшилась, корабли начали перестраиваться в походные порядки. В этом переходе тральщики оказались самыми полезными кораблями: они были буквально нарасхват. Именно тральщикам во время перехода досталось больше всего. Корабли не успевали расстреливать мины, подсекаемые параванами и тралами, не успевали отвернуть от внезапно появлявшихся на их пути мин и подрывались. В этих условиях командующий флотом приказал встать на якорь до восхода солнца. к моменту постановки на якоря в ночь с 28 на 29 августа, флот уже потерял 26 кораблей и судов.

1941-08-28-1
Карта перехода (нажмите для увеличения)

С наступлением рассвета 29 августа боевые корабли отрядов главных сил, прикрытия и арьергарда снялись с якоря и полным ходом, до 27 узлов, ушли на Кронштадт. Но самое страшное было впереди. Примерно с 7 часов утра начались непрерывные авианалёты. Пользуясь близостью своих аэродромов и практически полным отсутствием советской авиации, немецкая авиация обрушилась на тихоходные конвои, к тому же имевшие крайне слабое зенитное вооружение. В этот день, 29 августа, погибло наибольшее количество эвакуированных бойцов и гражданских лиц. Вместе с тем, героическими действиями экипажей остальных кораблей и судов под огнём вражеской авиации были спасены в море свыше 9 300 человек, ещё свыше 6 100 человек сошли на остров Гогланд с подошедших к нему горящих или прибуксированных повреждённых кораблей. Для спасения людей в море высылались корабли из Кронштадта, с Гогланда и с острова Лавенсаари, на их счету тысячи спасённых жизней. Корабли главных сил стали прибывать в Кронштадт с 17:20 часов 29 августа, а 30 августа в Кронштадт продолжали прибывать отрядами и разрозненно уцелевшие корабли и суда — всего 107 единиц.

Вопрос о потерях в корабельном составе остаётся спорным — называются цифры от 8 до 19 боевых кораблей и от 19 до 51 транспортов и вспомогательных судов. По исследованию Р.А. Зубкова, из Таллина вышли 41 992 человека (включая экипажи, войска, гражданских лиц), доставлено в итоге в Кронштадт — 26 881 человек (в том числе вплавь), погибло 15 111 человек (8 600 военнослужащих флота и 143 вольнонаёмных флота, 1 740 бойцов сухопутных войск, 4 628 гражданских лиц).

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Таллинский_переход

http://flot.com/news/dayinhistory/?ELEMENT_ID=2333

https://vk.com/tallinskijperehod

Беломорская военная флотилия сформирована в августе 1941 г. в составе Северного флота для защиты коммуникаций в Белом море, восточной части Баренцева моря и Арктике. Главная база — Архангельск.

В состав флотилии вошли отдельный дивизион эсминцев, дивизион минных заградителей, бригада траления, Беломорский укрепленный сектор береговой обороны, Иокангская военно-морская база, отдельный зенитный артиллерийский дивизион ПВО Северного флота и другие части.

Для обороны проливов Карские Ворота, Югорский Шар, портов и полярных станций в составе флотилии в конце августа 1941 г. был создан Северный отряд (формировался на период арктической навигации, базы — поселок Амдерма, о. Диксон), в который наряду со сторожевыми кораблями и береговыми батареями входили авиагруппа и отряд ледоколов (из состава Арктического флота СССР). Всего флотилия имела три эсминца, три минных заградителя, 17 сторожевых кораблей, 20 тральщиков, 35 сторожевых катеров, 15 катеров-тральщиков, два ледокола и свыше 20 вспомогательных судов. Впоследствии, в связи с расширением операционной зоны, в составе Беломорской военной флотилии были сформированы Новоземельская (в губе Белушья, 1942 г.) и Карская (на о. Диксон, 1944 г.) военно-морские базы.

За время войны Беломорская военная флотилия обеспечила проводку более 2500 транспортов в конвоях и одиночных.

Интересное видео о Беломорской флотилии:

 

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Беломорская_военная_флотилия

http://voenhronika.ru/publ/vtoraja_mirovaja_vojna_sssr_khronika/vmf_sssr_khronika_pobedy_rossija_15_serij_2012_god/22-1-0-1786

Необходимость создания военной флотилии на Чудском озере возникла в тот момент, когда Вермахт занял Ригу и вышел на рубеж реки Западная Двина. 3 июля приказом командующего Морской обороной Ленинграда и Озерного района контр-адмирала Самойлова на базе дивизиона учебных кораблей высшего военно-морского инженерного училища была сформирована Чудская военная флотилия (ЧВФ). Ее командующим был назначен капитан 1-го ранга Н. Ю. Авраамов.  Вновь созданный «флот» собирался с миру по нитке. В Ленинграде удалось наскрести 427 человек личного состава, сумели раздобыть две 76-мм пушки с легендарного крейсера «Аврора», девять «сорокапяток», некоторое количество винтовок, мин, пулеметов, продуктов и обмундирования. Ядро Чудской флотилии составили три учебных корабля – «Нарва», «Эмбах» и «Исса», которые по этому поводу срочно переименовали в канонерские лодки. Кроме того, в состав флотилии вошли посыльное судно «Уку», семь озерных и речных пароходов, 13 моторных катеров и несколько барж.

Войска немецкой группы армий «Север» продолжали наступать и к середине июля уже продвигались по берегам Чудского озера. Незанятыми оставались лишь северный и северозападный берег. По воспоминаниям участников событий, положение на фронте представлялось весьма туманно. Фактически моряки действовали по принципу «Увидел на берегу немца – пали!». Корабли обстреливали прибрежные дороги и деревни, хотя из-за малого количества стволов этот огонь был малозаметен. 17 и 18 июля канонерки и пароходы участвовали в эвакуации из района Гдова окруженных частей 118-й стрелковой дивизии.

19 июля кораблям пришлось отойти к эстонскому городку Муствеэ, расположенному на северо-западном берегу озера. Утром 22 июля над рейдом гавани Муствеэ появился самолет-разведчик, а чуть позднее три группы бомбардировщиков одна за другой атаковали корабли ЧВФ. Затем после 12.00 рейд бомбили и обстреливали шесть Bf-110F. В результате были потоплены две баржи с продовольствием, а все три канонерские лодки получили сильные повреждения. Продвижение германских войск и налеты авиации заставили командование флотилии принять решение о затоплении вспомогательных судов и плавсредств и отходе остатков основных сил из Муствеэ. 1 августа все оставшиеся были затоплены своими командами на мелководье. На сем история ЧВФ могла бы и закончиться…
Однако через несколько дней советское армейское командование спохватилось, что несколько поспешило с затоплением кораблей флотилии. Морякам пришлось поднять с грунта и снова ввести в строй канонерскую лодку «Эмбах» и несколько катеров. На них снова поставили вооружение!

12 августа отряд в составе канонерки и четырех катеров выполнил новое задание, выйдя в Чудское озеро и высадив южнее Гдова 60 разведчиков. Они должны были установить связь с окруженными частями. При отходе от берега произошел бой между кораблями флотилии и немецкими дозорными катерами. По донесениям сторон, в ночном бою они взаимно «потопили» друг друга. На самом деле утром 13 августа «эскадра» вернулась в устье реки Ала-Йиги, где «Эмбах» и прочие суда» вторично затопили, а корабельное имущество спрятали в дюнах. 76-мм орудия с крейсера «Аврора» закопали в песке. Из личного состава был организован береговой отряд, который 20 августа в составе 189 человек прибыл в Ленинград.

 

Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/84410/9/Bazhenov%2C_Degtev%2C_Zefirov_-_Cel%27_-_korabli._Protivostoyanie_Lyuftvaffe_i_sovetskogo_Baltiiiskogo_flota.html

27 июля 1941 года, обороняющуюся Одессу всколыхнули страшные слухи — тысячи одесситов, вчера еще считавшихся счастливчиками, доставшими посадочный талон на пароход «Ленин» — самый комфортабельный пароход пароходства, вдруг стали считать «пропавшими без вести». Шла война, никаких официальных сообщений не было. Были только слухи.

Пароход «Ленин» отправился в свой последний рейс 24 июля 1941 года. Капитан Борисенко получил приказ от руководства Черноморского морского пароходства срочно принять груз и пассажиров и следовать вновь в Мариуполь. Никто учёта принятых пассажиров не вёл, в результате вместо 482 пассажиров и 400 тонн груза, согласно официальному регламенту, пароход «Ленин» только одних пассажиров принял на борт около 4000 человек! Людей было столько, что ими были забиты все салоны, столовые, коридоры, трюмы и палубы. В 22 часа 00 минут он медленно отвалил от причала и вышел в море, возглавив конвой. Конвой состоял из теплохода «Ворошилов», судна «Березина» и двух шаланд, которые плелись в хвосте, все время грозя потерять из виду основной конвой. С началом войны на Чёрном море во многих районах были выставлены оборонительные минные заграждения и был введён особый режим плавания, предусматривающий обязательную лоцманскую проводку. Однако единой и чёткой службы обеспечения коммуникаций, которой бы подчинялись и капитаны, и лоцманы, увы, на Чёрном море, по крайней мере в первые месяцы войны, не было.

27 июля 1941 года в 23 часа 33 минуты в районе мыса Сарыч сильный взрыв заставил содрогнуться весь пароход «Ленин». Взрыв произошел между трюмами №1 и №2 с правого борта, после чего пароход стал оседать носом при возникшем крене на правый борт. Раздались крики: «Тонем!» Капитан Борисенко дал команду: «Лево руля!» и затем: «Полный вперед!» — в надежде поближе подойти к крымскому берегу.

Пароход «Ленин» погрузился в море за 7–10 минут. Шедшая в кильватере «Грузия» приблизилась к месту гибели. Капитан дал команду по трансляции: «Спустить шлюпки на воду!» Не разобрав, в чём дело, люди в панике бросились к шлюпкам. Команда вёслами и кулаками пыталась отбиться. «Шлюпки спускают для оказания помощи пассажирам „Ленина“», — хрипела трансляция, но это мало помогало. Было упущено много драгоценного времени. Шлюпки спустили на воду лишь через 30 минут. Конечно, многие члены экипажа парохода «Ленин» вели себя самоотверженно, спасая жизни людей, но быстро затонувшее судно увлекло их на дно. Капитан Борисенко, трое его помощников и лоцман покинули судно последними. Успели спустить на воду лишь две спасательные шлюпки. «Грузии», «Ворошилову» и подоспевшим катерам удалось спасти в кипевшем от людских голов море лишь около 600 человек. В основном это были те, кому достались пробковые пояса, спасательные круги и кто был в шлюпках. Те, кто не умел плавать, тонули мгновенно. Многих увлекла в пучину намокшая одежда.

11 и 12 августа 1941 года в Севастополе состоялось закрытое заседание Военного трибунала Черноморского флота. Было выяснено, что из-за приблизительной и неточной прокладки курса «Ленин» мог «задеть» у мыса Сарыч самый край минных заграждений и подорваться. В этом узрели вину лоцмана и его неопытность. 12 августа 1941 года Военный трибунал Черноморского флота приговорил лоцмана «Ленина» лейтенанта И. И. Свистуна к высшей мере наказания — расстрелу, а старшего лейтенанта И. А. Штепенко к 8 годам тюремного заключения с отбытием наказания после войны. 18 августа 1992 года И. И. Свистун был реабилитирован посмертно.

Источники: http://www.k2x2.info/istorija/100_velikih_tain_vtoroi_mirovoi/p27.php

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ленин_(пароход)

http://www.darkgrot.ru/cult/momento-mori/korablekrusheniya/article/2578/

http://kazagrandy.livejournal.com/273713.html