Browse Tag: флот

1 октября 1941 года командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков приказал командующему Балтийским флотом вице-адмиралу В. Ф. Трибуцу высадить десанты на побережье и помочь 8-й и 42-й армиям фронта соединиться на южном побережье Финского залива. Десант должен был отвлечь на себя силы врага, выбить его из Петергофа и развивать наступление навстречу частям 8-й армии, имеющей задачу наступать со стороны Ораниенбаума.

Для десанта в Петергоф были спешно сформированы 5 сводных рот общей численностью 510 человек. Основу десанта составляли моряки, а также курсанты учебного отряда флота и морского училища политсостава. Спешно созданные роты не владели тактикой сухопутного боя, испытывали недостаток вооружения, учебных занятий не производили, полевой защитной формы не получили и направлены в бой в чёрном флотском обмундировании.

Высадка десанта началась на рассвете 5 октября в районе пристани дворца Монплезир в Нижнем парке и в Александрии (катера буксировали шлюпки с десантом, часть бойцов высаживалась непосредственно с катеров). Противник не обнаружил его приближение (или умышленно дал возможность приблизиться к берегу), но сразу после высадки разгорелся упорный бой. В первые же минуты погиб командир отряда Ворожилов, управление отрядом нарушилось. При высадке потоплен один катер, ещё один пропал без вести.

Десантники прорвались в Нижний парк, но были быстро отрезаны от берега. В парке бой шёл свыше суток, последние очаги сопротивления подавлены к 7 октября. Артиллерия из Кронштадта вела огонь в поддержку десанта, но ввиду отсутствия данных от десанта — по площадям в глубине вражеской обороны. Такой артогонь не мог оказать влияния на ход сражения и был по существу, тратой снарядов. Авиационная поддержка отсутствовала вообще. Противотанковых средств у десантников не было. При такой организации боя десант был обречен на гибель с самого начала. 7 октября авиацией были сброшены для связи ящики с почтовыми голубями, и направлена группа бронекатеров, которая была встречена огнём и не смогла подойти к берегу. В последующие дни командование флота посылало в район боя одну за другой несколько разведгрупп, большинство которых погибло или пропало без вести.

Десантная операция в тыл врага провалилась. Катерами флота спасён только один выплывший в залив раненый моряк (Борис Шитиков), ещё несколько человек после тяжёлых ранений взяты в плен. При этом личный состав десанта проявил исключительный героизм и самопожертвование. Моряки сражались до последнего патрона, многие погибли, пытаясь сойтись с врагом в рукопашные схватки. Для поиска и уничтожения последних моряков немцы запустили в Нижний парк несколько десятков овчарок, многие раненые бойцы были загрызены собаками. В плен попали только несколько человек, все после тяжёлых ранений и в большинстве — в бессознательном состоянии. В расположение наших войск никому прорваться не удалось.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Петергофский_десант

С оставлением Шлиссельбурга была потеряна последняя возможность поддерживать связь Ленинграда со страной, используя освоенные пути сообщения. Поэтому важнейшей задачей, от решения которой зависела связь Ленинграда со страной, являлось создание хотя бы минимальных условий для разгрузки судов на западном берегу Ладожского озера. До конца навигации на Ладоге оставалось около двух месяцев. За это время надо было организовать освоение новой трассы, подготовить флот и причалы, наладить связи с железнодорожным транспортом, подобрать людей, обеспечив их жильем и питанием. В обычных условиях этот срок мог показаться нереальным, но война диктовала свои законы.

Группа специалистов-речников из управления пути и пароходства за трое суток обследовала береговую полосу и определила пункты, которые могли быть использованы для приема и разгрузки судов. 5 сентября ее выводы были рассмотрены и одобрены Военным советом фронта. Военный совет фронта с падением Шлиссельбурга 9 сентября распорядился всю работу по приемке продовольственных и воинских грузов перевести в район Осиновца. К сооружению причалов были привлечены бойцы строительных и саперных батальонов и ленинградские рабочиеОсиновецкий порт представлял собой на начало блокады разрозненные рыбацкие причалы в бухтах. В Осиновце были построены два причала, в соседней бухте Морье — один небольшой пирс. К ним вели фарватеры глубиной от полутора до двух с половиной метров. Дноуглубительные работы продолжались, а пока глубокосидящим транспортам приходилось по-прежнему выгружаться на рейде. Не все шло гладко, и 19 сентября Военный совет фронта обязал адмирала И. С. Исакова взять строительство порта под свое руководство. Иван Степанович энергично повел дело. С 18 по 25 сентября надо было создать причалы для обработки двенадцати судов в сутки. К концу сентября 1941 г. в Осиновце были сооружены 2 причала с глубинами на подходах 2,5 м, в гавани Гольцмана — 2 причала с глубинами 2,5 и 1,7 м и в бухте Морье — 1 дамба. Узкоколейка соединила причалы с основным железнодорожным путем; в лесу построили склады.

1941-10-1-1Одновременно прокладывался новый судоходный фарватер от Осиновца на западном берегу до бухты Черная Сатама — на южном. В Черную Сатаму — мелководную бухточку раньше никогда не заглядывали крупные суда. Флот прислал на озеро своих гидрографов во главе с капитаном 3 ранга Г.И. Зимой. В течение трех дней лейтенант Е.П. Чуров и его подчиненные сделали промеры, обвеховали фарватер, по которому в Черную Сатаму из Осиновца тральщик «ТЩ-37» привел первую баржу с эвакуированными рабочими Кировского завода. Новая трасса вступила в строй. В короткий срок войсковые части и рабочие построили четыре больших пирса для причаливания судов, произвели дноуглубительные работы, вынули 70 тысяч кубометров грунта, проложили узкоколейную железную дорогу от причальных линий к основной магистрали, выстроили склады для продовольственных товаров, горючего и боеприпасов, вырыли землянки для различных морских и охранных служб.

В двух километрах от станции Ладожское Озеро появилась станция Каботажная, которая стала центром пассажирских эвакоперевозок. Здесь люди, уезжающие из Ленинграда, выходили из вагонов и пересаживались в автомашины, ехали к берегу озера, где их ожидали пароходы, катера и баржи. Около бухты Гольцмана, в трех километрах севернее станции Ладожское Озеро построили станцию Костыль. Она имела 17 путей, два из которых уходили к широкому пирсу, оборудованному мощными кранами, а два — к слипам. Еще через два километра, около бухты Морье, расположили станцию Болт, предназначенную в основном для перегрузки нефтепродуктов и угля. Тут же были сооружены мощные пирсы. В стороне от названных станций, на вдающемся в Ладожское озеро полуострове, вблизи Осиновецкого маяка построили станцию Осиновец. Часть ее путей расположили на двух пирсах, уходивших далеко в озеро. На самой станции Ладожское Озеро вместо довоенных четырех путей стало более двадцати.

Источники: http://idealist-t.livejournal.com/42732.html

http://militera.lib.ru/h/kovalchuk_vm/02.html

«Москитные силы» Балтийского флота активно участвовали в боях за острова Моонзундского архипелага, боролись с немецкими конвоями, направлявшимися в Рижский залив. Особенно драматичным оказался бой 27 сентября, вошедший в советскую историю как бой в бухте Лыу. Этот бой, не имевший для Кригсмарине большого значения, является одним из наиболее крупных боевых столкновений советской береговой обороны с военными кораблями противника за всю историю её существования.

С немецкой стороны в бою участвовали крейсер «Лейпциг», один эсминец типа «1936А», пять миноносцев (Т-2, Т-5, Т-7, Т-8 и Т-11) и, возможно, два торпедных катера типа «S-26»Советская береговая оборона в районе бухты Лыу состояла из 315-й батареи и батареи 25-А. Если 315-я батарея представляла собой капитальное сооружение, имевшее на вооружении четыре 180-мм орудия, расположенных в башнях, то батарея 25-А была типичным временным сооружением, имевшим на вооружении одно расположенное на открытой площадке 130-мм орудие. Кроме артиллерии советское командование располагало четырьмя торпедными катерами под общим руководством старшего лейтенанта В. П. Гуманенко.

С утра 26 сентября немецкий отряд приблизился к побережью п-ова Сворбе. В 6 часов утра немецкие корабли (крейсеры «Лейпциг», «Эмден» и 3 миноносца) впервые обстреляли позиции советских войск и береговую батарею №315. Из-за плохой видимости самолёт-корректировщик использовался только для противолодочного патрулирования, что снизило точность стрельбы. Обстрел продолжался до полудня, после чего немецкие корабли отошли.

На следующий день все повторилось, только с задержкой почти на полчаса. около 9 часов 20 минут крейсер «Лейпциг» стал на якорь, а шесть (по другим данным – восемь) кораблей эскорта находились к северу от него, прикрывая флагман от возможных атак подводных лодок. Около 9 часов 25 минут крейсер «Лейпциг» катапультировал самолёт-корректировщик и через 5 минут открыл огонь из главного калибра. Вскоре открыли ответный огонь советские батареи №315 и 25-А.
В 9 часов 35 минут четыре советских торпедных катера (№67, №83, №111, №164) вышли из своей базы в бухту Лыу с задачей атаковать лёгкие корабли противника. Во время перехода катера трижды подверглись атакам немецких самолётов. В 10 часов 25 минут дозорные катеров обнаружили сначала дымы, а затем и силуэты немецких кораблей. Около 11 часов «Лейпциг» снялся с якоря и через 20 минут по катерам открыли огонь крейсер и корабли эскорта. Дальнейшая торпедная атака происходила следующим образом:

  • катер №83 поставил дымовую завесу для прикрытия атаки, а затем атаковал торпедой один из миноносцев;
  • катер лейтенанта Ущева с дистанции в 5–6 кабельтовых атаковал торпедой крейсер «Лейпциг»;
  • катер лейтенанта Ущева атаковал торпедой миноносец;
  • катер лейтенанта Афанасьева атаковал крейсер «Лейпциг» двумя торпедами;
  • немецкий снаряд попал в таранный отсек катера №83;
  • катер лейтенанта Ущева снял экипаж с катера №83 и поджёг судно пулемётным огнём.

Около 11 часов 40 минут торпедные катера прекратили атаку.

Немецкие корабли, расстрелявшие большую часть боезапаса основного калибра по катерам, были вынуждены уйти. Больше в обстрелах советских войск они не участвовали.

Источники: http://warspot.ru/1874-nenuzhnyy-korabl-krigsmarine

http://maxpark.com/community/14/content/3351197

http://igor-ktb.livejournal.com/12476.html

К середине сентября 1941 года полукольцо осады вокруг Одессы сузилось. Советским четырём дивизиям противостояли 17 дивизий и 2 бригады противника. В сентябре румыны при поддержке огня мощной полевой артиллерии смогли продвинуться вдоль побережья Черного моря западнее деревни Григорьевка, что позволило их артиллерии взять под обстрел фарватер и морской порт Одессы. Фактически это означало, что защитники города обречены: румыны получили возможность топить транспорты, доставлявшие гарнизону подкрепления, продовольствие и боеприпасы. Для спасения города командование Черноморского флота экстренно разработало план комбинированной десантной операции, которая вошла в историю как Григорьевский десант.

С моря в районе деревни Григорьевка должен был высадиться 3-й Черноморский полк морской пехоты, сформированный в Севастополе. При этом доставка 3-го полка в район высадки осуществлялась из Севастополя крейсерами «Красный Крым» и «Красный Кавказ», а также эсминцами «Бойкий» и «Беспощадный». В районе деревни Шицли десантировался с парашютами отряд диверсантов-разведчиков.

В 1 ч 14 мин 22 сентября корабли с десантом подошли к точке встречи с отрядами высадочных средств и огневой поддержки. Однако этих отрядов на месте не оказалось. Опоздание выхода кораблей из Одессы произошло потому, что эсминец «Фрунзе» с командующим операцией контр-адмиралом Л.А. Владимирским погиб в бою с немецкими пикирующими бомбардировщиками в районе Тендровской косы. При этом контр-адмирал Л.А. Владимирский был ранен, подобран торпедным катером. Принявший командование контр-адмирал С.Г. Горшков принял решение начать высадку по плану, не дожидаясь подхода остальных отрядов, и использовать для высадки первого броска корабельные баркасы и шлюпки.

1941-09-22-2
Схема Григорьевского десанта

Став на якорь в 4 км от берега, корабли повели огонь по заранее выявленным объектам противника. Затем они поставили огневую завесу на флангах и по фронту участка высадки, не подпуская силы врага к берегу, куда направлялись плавсредства с первым броском десанта. Несмотря на это, огонь по баркасам и шлюпкам, подходившим к берегу, был достаточно сильным. Пулеметы, установленные в носовой части баркасов, открыли ответный огонь по огневым точкам противника. На тех участках высадки, где баркасы из-за мелководья не могли подойти к береговой черте, матросы спрыгивали в воду и буксировали их вручную. Большинство плавсредств подошло к берегу вплотную или на такое расстояние, которое позволяло десантникам безопасно высаживаться. С первыми десантниками на берег вышли корректировочные посты с крейсеров и эсминца «Бойкий». Заняв позиции на плацдарме и установив связь с кораблями по радио, они начали корректировку огня. Доставив десантников первого броска, плавсредства вернулись к кораблям и приняли новую партию десанта. К моменту подхода высадочных средств и кораблей огневой поддержки из Одессы к району высадки корабельные средства перевезли на берег несколько сотен десантников, которые, захватив плацдарм, начали наступление в сторону линии фронта, то есть в общем направлении на запад и юго-запад.

В это же время в 1:30 с самолета ТБ-3 в районе высоты 57,3 высадили парашютный десант в количестве 23 человек под командованием старшины А. Кузнецова. Сильный ветер, ограниченная видимость, а также явно недостаточная парашютная подготовка не позволили отряду полностью собраться после приземления. В результате некоторым парашютистам пришлось действовать в одиночку: из 23 человек погибли и пропали без вести более 10. Тем не менее в течение нескольких часов десантники уничтожили 5 линий проводной связи, командный пункт румынского пехотного полка, вывели из строя около 30 солдат и офицеров противника и к рассвету 22 сентября соединились с наступающими подразделениями. В 5 ч 10 мин высадка десанта на берег была закончена.

Ночью морские пехотинцы соединились со 1330-м стрелковым полком, а в 6:00 утра 23 сентября 1941 г. — с частями 421-й стрелковой дивизии. Вскоре десант захватил позиции тяжелых артиллерийских батарей, которые вели огонь по порту и городу. Румынские орудия были частично захвачены, частично уничтожены. К 18 часам 23-го сентября преодолев упорное сопротивление противника полк выполнил поставленную задачу и вышел на рубеж Чебанка, высота 57,3, Старая и Новая Дофиновка.

1941-09-22-3
Захваченные румынские орудия

В результате этого удара войска Одесского оборонительного района отбросили противника на 8-10 км, освободили несколько населенных пунктов и разгромили две дивизии. Плацдарм восточного сектора обороны увеличен на 120 квадратных километров. Фашисты лишились возможности безнаказанно обстреливать город и порт. Весь восточный берег Аджалыкского лимана оказался в наших руках. Противник потерял около 2 тыс. солдат и офицеров. Советские войска захватили 6 танков, 50 орудий и минометов, 127 пулеметов, 1100 винтовок и автоматов, 13500 мин и ручных гранат. Потери же 3-го Черноморского полка составили убитыми 29 и ранеными 407 человек. Румынские войска были ошеломлены стремительным натиском «черных бушлатов», впали в панику и бежали, бросая оружие и технику. В числе прочих трофеев было захвачено и несколько румынских орудий, обстреливавших морской порт. На стволах и щитах вражеских пушек морские пехотинцы написали: «Стреляла по Одессе. Больше по Одессе стрелять не будет!» и провезли их по улицам города.

Источники: http://che-ratnik.livejournal.com/266738.html

http://www.zorich.ru/games/bb/campaign1.htm

https://ru.wikipedia.org/wiki/Григорьевский_десант

Осенью 1941 года, когда фашистские войска сомкнули кольцо вокруг Ленинграда по суше. В этих условиях предпринимались отчаянные попытки эвакуировать из осажденного города как можно больше людей через озеро Ладога. 16 сентября 1941 года состоялась отправка эшелонов с уже успевшими повоевать слушателями военно-морских училищ Ленинграда. Плавсредством служила баржа № 725, специально предназначенная для перевозки особого батальона. Но к этому времени она оказалась уже на одну треть загружена людьми из различных учреждений, да и другими пассажирами. В итоге, по разным данным, на баржу погрузились от 1200 до 1500 человек, которым предстояло пересечь озеро с запада на восток до порта Новая Ладога. Среди грузов были даже автомашины.

На душе капитана буксира «Орел» Ивана Дмитриевича Ерофеева было неспокойно. Он ходил по Ладоге не один год и хорошо знал коварство осенней погоды в этих местах. Он высказал свои опасения по поводу буксировки баржи в условиях приближавшегося шторма. Однако начальство оставило приказ без изменения.

Постепенно ветер крепчал, волнение усилилось. Начавшаяся качка — сначала бортовая, а затем и килевая — разбудила людей. С непривычки у многих началась морская болезнь. Особенно тяжело ее переносили женщины. Неожиданно корпус баржи сильно заскрипел. В темноте трюма послышались обеспокоенные голоса, и в воздухе повисло ощущение большой беды. Как бы в подтверждение тому послышался шум льющейся воды. Было примерно три часа ночи. При свете спичек обнаружили трещину в обшивке борта. Попытки заткнуть течь вещами успеха не имели — не было ни крепежного материала, ни инструментов.

Надо отдать должное мужеству терпящих бедствие — люди вели себя относительно спокойно, паники не наблюдалось. Капитан лейтенант Боков, полковой комиссар Макшанчиков и группа курсантов с помощью ведер и ручной помпы пытались откачать воду из трюма, но с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм больше, чем ее откачивали. Сбросили за борт автомашины, и на какое то время показалось, что баржа немного всплыла и стала легче всходить на волну. Это воодушевило людей, за борт полетели личные вещи. Но передышка оказалась кратковременной. Неумолимая стихия продолжала наступать. Перекатывающиеся через палубу волны смывали за борт одного человека за другим. Практически все они погибли: в ту ночь температура воды колебалась в пределах от +10 до +12 градусов, а температура воздуха от +4 до +9.

…В эти минуты лейтенант Емельянов осознал, что не сможет спасти свою семью. Он представил себе страшную гибель двухлетней дочки и жены, жизнь без которых теряла всякий смысл. Отец и муж, он решил сам прекратить бесполезные, как он считал, мученья семьи. Он поставил в известность о своем намерении военкома Макшанчикова и, не дождавшись ответа, выстрелил в дочь, затем в жену и в себя. Ему никто не мешал.

Буксировка стала для «Орла» невозможной. Был отдан буксирный трос, и «Орел» стал маневрировать вокруг баржи, неустанно передавая сигналы SOS. Но среагировали на них быстрее фашистские самолеты — сначала разведчики, а затем истребители-бомбардировщики. За морскими волнами следовали ударные волны от разрывов бомб. Хлещущая со всех сторон вода дополнялась ливнем пулеметного огня.

Спасательные действия «Орла» начались на рассвете. Капитан буксира Ерофеев рисковал судном и экипажем, но сделал все возможное для спасения погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей. Когда стало ясно, что баржа еще какое то время продержится на плаву, было принято решение спасать людей с воды. Но как же было трудно его осуществить в условиях сильнейшего — десятибалльного! — шторма. “Орел” бросало, как щепку, но команда буксира отчаянно боролась за спасение людей. На борт подняли 162 человека. Позже пришла на помощь канонерская лодка “Селемджа”, которая подняла из воды и спасла еще 26 человек. Всех остальных — больше тысячипоглотили волны холодной Ладоги.

Источники: http://www.geoglobus.ru/info/review16/h_s_310.php

http://www.asiak110mb.com/arxiv/Titanikj.html