Browse Tag: трагедия

С первого дня блокады перед командованием Ленинградского фронта, советскими и партийными руководящими органами Ленинграда остро встала проблема снабжения войск и населения продовольствием. Ленинград перед войной обладал высокоразвитой пищевой промышленностью, которая обеспечивала не только потребности города и области, но удовлетворяла запросы и других областей. В силу этого Ленинград являлся своеобразной перевалочной продовольственной базой. Ежесуточно сюда ввозилось много продовольственного сырья и вывозились пищевые готовые изделия. Но сколько-нибудь значительных запасов на складах не имелось.

На 21 июня 1941 г. запасы на ленинградских базах составляли: муки, включая зерно портовых элеваторов, предназначенное для экспорта,- на 52 дня, круп на 89 дней, мяса — на 38 дней, масла животного — на 47 дней, масла растительного — на 29 дней. Продовольствие было несколько пополнено за счет вывезенного из портов Эстонии и Латвии, а также за счет завоза из Ярославской и Калининской областей. Убой скота, эвакуированного в Ленинград из районов Ленинградской области, из подсобных хозяйств торговых организаций и пригородных совхозов позволил увеличить запасы мясных продуктов. Однако в общем продовольственном балансе это увеличение было не существенно. О потребности Ленинграда в хлебе можно судить по тому, что в июле 1941 г. было израсходовано внутри города 40 тыс. т муки. В августе потребность в хлебе еще больше увеличилась, так как в городе скопилось много беженцев и происходила концентрация войск.

Нормы хлеба в блокадном Ленинграде
Нормы хлеба в блокадном Ленинграде

В соответствии с решением правительства с 18 июля 1941 г. в Ленинграде была установлена нормированная продажа основных продуктов питания по карточкам. Но и введение карточной системы не привело к большой экономии продовольственных ресурсов города. Очевидно, и в это время руководящие органы еще не предполагали, какая катастрофическая опасность таится в необеспеченности Ленинграда продуктами на длительной срок. Одновременно с введением системы нормирования в Ленинграде была организована продажа продовольственных товаров по повышенным, так называемым коммерческим ценам.

В последних числах августа, в связи с прекращением движения железнодорожного транспорта, по указанию Городского комитета партии и исполкома Ленгорсовета был проведен учет продовольственных товаров и пищевого сырья на всех складах и предприятиях города. Как выяснилось, муки в городе оставалось на 14 дней, крупы — на 23 дня, мяса и мясопродуктов — на 19 дней, жиров — на 21 день. Другими словами, имевшихся запасов могло хватить лишь до конца сентября. Поэтому было решено снизить хлебные нормы. Со 2 сентября по карточкам стали выдавать хлеба рабочим и ИТР — 600 г, служащим — 400 г, иждивенцам и детям до 12 лет — 300 г.

Источник: А. В. Карасев. «Ленинградцы в годы блокады». Изд-во АН СССР, М., 1959 г. http://www.detskiysad.ru/raznlit/blokada04.html

Разрешение на эвакуацию флота и промышленного оборудования из Таллина было получено только 26 августа, когда немецкая артиллерия уже вела огонь по советским кораблям в Таллинском порту. Из-за промедления противник успел блокировать позиции кораблей Балтийского флота, перегородив минными заграждениями узкий залив между Коткой и мысом Юминда. Советским командованием был выбран в Финском заливе только один фарватер — центральный. Выбор был основан только на том, что гигант крейсер Киров не мог пойти по фарватеру, имеющему меньший резерв глубины. Тральщиков было катастрофически мало, поэтому перед выходом кораблей из главной базы не успели провести минную разведку и контрольное траление по маршруту перехода. На момент перехода Финский залив представлял из себя «суп с клёцками»залив, напичканный как советскими, так и немецкими минами.

В 11 часов 27 августа командующий флотом Трибуц отдал приказ о начале отхода войск и посадки на суда. Грузили боевую технику и наиболее ценное имущество. На крейсер «Киров» был погружен золотой запас и правительство Эстонии. Учет принятых на борт людей практически не производился. Всего из Таллина в поход 28 августа 1941 года вышли 225 кораблей и судов.

Утром 28 августа боевые корабли и транспорты под огнём артиллерии и миномётов вышли на внешний рейд, но быстрого продвижения не получилось из-за штормовой погоды. Только во второй половине дня погода улучшилась, корабли начали перестраиваться в походные порядки. В этом переходе тральщики оказались самыми полезными кораблями: они были буквально нарасхват. Именно тральщикам во время перехода досталось больше всего. Корабли не успевали расстреливать мины, подсекаемые параванами и тралами, не успевали отвернуть от внезапно появлявшихся на их пути мин и подрывались. В этих условиях командующий флотом приказал встать на якорь до восхода солнца. к моменту постановки на якоря в ночь с 28 на 29 августа, флот уже потерял 26 кораблей и судов.

1941-08-28-1
Карта перехода (нажмите для увеличения)

С наступлением рассвета 29 августа боевые корабли отрядов главных сил, прикрытия и арьергарда снялись с якоря и полным ходом, до 27 узлов, ушли на Кронштадт. Но самое страшное было впереди. Примерно с 7 часов утра начались непрерывные авианалёты. Пользуясь близостью своих аэродромов и практически полным отсутствием советской авиации, немецкая авиация обрушилась на тихоходные конвои, к тому же имевшие крайне слабое зенитное вооружение. В этот день, 29 августа, погибло наибольшее количество эвакуированных бойцов и гражданских лиц. Вместе с тем, героическими действиями экипажей остальных кораблей и судов под огнём вражеской авиации были спасены в море свыше 9 300 человек, ещё свыше 6 100 человек сошли на остров Гогланд с подошедших к нему горящих или прибуксированных повреждённых кораблей. Для спасения людей в море высылались корабли из Кронштадта, с Гогланда и с острова Лавенсаари, на их счету тысячи спасённых жизней. Корабли главных сил стали прибывать в Кронштадт с 17:20 часов 29 августа, а 30 августа в Кронштадт продолжали прибывать отрядами и разрозненно уцелевшие корабли и суда — всего 107 единиц.

Вопрос о потерях в корабельном составе остаётся спорным — называются цифры от 8 до 19 боевых кораблей и от 19 до 51 транспортов и вспомогательных судов. По исследованию Р.А. Зубкова, из Таллина вышли 41 992 человека (включая экипажи, войска, гражданских лиц), доставлено в итоге в Кронштадт — 26 881 человек (в том числе вплавь), погибло 15 111 человек (8 600 военнослужащих флота и 143 вольнонаёмных флота, 1 740 бойцов сухопутных войск, 4 628 гражданских лиц).

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Таллинский_переход

http://flot.com/news/dayinhistory/?ELEMENT_ID=2333

https://vk.com/tallinskijperehod

22 июня 1941 года советские немцы, как и всё население Советского Союза, узнали о нападении Германии на СССР и начале Великой Отечественной войны. В первые недели и месяцы войны судьба немцев, проживавших в различных регионах страны, сложилась по-разному. Одни находились в тылу и были вовлечены в общенациональную борьбу за отражение агрессии, другие довольно быстро оказались в зоне боевых действий или даже под оккупацией. Наиболее характерной, в этом плане, является судьба немецкого населения Республики немцев Поволжья.

С первого дня мобилизации недоумение, обиду и даже возмущение многих мужчин немцев, особенно молодёжи, вызывал тот факт, что их не призывали в ряды Красной Армии и не отправляли на фронт. А в июле 1941 г. в войска поступил приказ о снятии военнослужащих-немцев рядового состава с ответственных должностей. Немцев убирали с должностей пулемётчиков, автоматчиков, снайперов, радистов, наблюдателей, миномётчиков, первых номеров артиллерийских расчётов и др.

Предложение об их выселении и ликвидации АССР немцев Поволжья созрело в недрах НКВД и в оформленном виде было представлено И. Сталину в середине августа. Он дал согласие. 26 августа 1941 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О переселении всех немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей в другие края и области». Согласно этому постановлению переселению подлежали все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских районов в следующие местности: в Красноярский край — 70 тыс., в Алтайский край — 91 тыс., в Омскую обл. — 80 тыс., в Новосибирскую обл.- 92 тыс., в Казахскую ССР — 100 тыс. человек. Депортация поволжских немцев была осуществлена в период с 3 по 20 сентября 1941 г. Всего по данным НКВД было выселено 438,6 тыс. немцев.

Перевозка выселенных немцев осуществлялась, главным образом, железнодорожным транспортом, эшелонами, в которых кроме вагонов для перевозки людей имелись вагоны для войскового сопровождения и медицинского персонала, вагон — санитарный изолятор и вагон-карцер, где проводили время нарушители требований и порядка, установленных начальником эшелона. Согласно Инструкции, переселенцам должны были выдавать по 500 г хлеба на человека ежедневно и два раза в сутки обеспечивать горячей пищей. В большинстве случаев данная инструкция не выполнялась. Антисанитарные условия вагонов дополнялись плохим качеством воды, что приводило к вспышкам инфекционных заболеваний, особенно желудочно-кишечных. Их жертвами становились, прежде всего, дети. 

На новых местах переселенцы столкнулись со многими трудностями. Прежде всего, не хватало продуктов питания. Хлеб могли получить, и то не всегда, только те, кто попал в колхозы. Спасаясь от голода, многие семьи самовольно переезжали из колхоза в колхоз, из района в район в поисках лучших условий жизни, благо что рабочие руки везде были очень нужны и потому самовольных переселенцев практически везде принимали охотно.

Источник: http://rus-vopros.livejournal.com/2364512.html