Browse Tag: танки

Сейчас уже мало кто знает о том, что Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин выезжал на фронт и бывал на передовой. Чтобы принимать в такой ситуации верные решения, Сталину требовалось лично изучать обстановку на местах и оценивать и наши, и вражеские возможности. Впервые он выехал на фронт в июле 1941 года во время Смоленского сражения. В начале октября Сталин выезжал под Малоярославец, а в начале ноября – на Можайско-Звенигородскую линию обороны. Но самой опасной из этих поездок была та, что состоялась в середине ноября 1941 года. В тот раз Сталин выехал в 16-ю армию генерала Рокоссовского, державшую оборону на Волоколамском направлении. Целью поездки было посмотреть работу нашей уже тогда знаменитой катюши.

Выехал Сталин на двух автомобилях. Первым в кортеже следовал сталинский Паккард. На этом Паккарде ехал Сталин с двумя телохранителями. Другим же автомобилем была эмка, в которой ехали три человека из охраны. Непосредственно же на передовой кортеж сопровождал взвод автоматчиков, но в этот раз автобус с автоматчиками посчитали демаскирующим фактором, и на передовую выехал лишь кортеж из двух машин. Поездка Сталина была опасной ещё и потому, что немцы в тот период охотились за катюшами. Уже было известно, что в октябре попала в окружение и была уничтожена легендарная батарея капитана Ивана Флерова. Тем не менее, Сталин поехал. 13 ноября 1941 года дивизион катюш под командованием Героя Советского Союза капитана Кирсанова нанес огневой удар по вражеским войскам у деревни Скирманово. Из этой деревни немцы, взявшие ее в последних числах октября, обстреливали Волоколамское шоссе. Отсюда же немцы собирались нанести удар на Ново-Петровское и, заняв его, окружить всю армию Рокоссовского.

В 16 часов дивизион, состоявший из 12 установок дал залп по деревне Скирманово, выпустив 132 снаряда. Результатом залпа катюш стали 17 уничтоженных танков, 20 минометов, несколько десятков орудий и несколько сот немецких солдат и офицеров. От огневого воздействия дивизиона пехота противника буквально обезумела, оставшиеся в живых бежали куда глаза глядят, в том числе и в сторону расположения наших войск. Произведя залп, катюши стали менять позицию. Однако на снежной целине Паккард Сталина сел на брюхо. Катюши после пуска тут же ушли, а про Сталина все забыли. Начался фашистский артобстрел, потом налетела авиация. Сталин пересел в эмку, но и она вскоре застряла. Все её пассажиры, в том числе и сам Сталин стали ее толкать, но уйти от немцев с такой скоростью было невозможно, а до шоссе оставалось четыре километра. И тут на просёлке показались три танка Т-34-57. Это был танковый взвод Дмитрия Лавриненко. За несколько дней до этого катуковская четвёрая таноквая бригада стала 1-й гвардейской, а Катуков – генерал-майором. Сам же Лавриненко получил в тот день звание старшего лейтенанта, но ещё не успел добавить в петлицы третий кубик. Лавриненко подцепил эмку на буксир, а танк старшего сержанта Капотова поехал дальше в поле за застрявшим Паккардом, с которым остался один шофёр Кривченков. экономя американский бензин, он выключил двигатель, и уже стал замерзать.

В этот момент к месту, откуда били катюши, подошёл дивизион немецкой кавалерии из состава 1-й кавалерийской бригады СС – танки и мотоциклы немцы из-за глубокого снега использовать не могли. Однако связываться с русскими танками эсэсовцы не решились, и наблюдали за эвакуацией легковушек издали. Знали бы они, кого упустили! Вскоре вся кавалькада вышла к Волоколамскому шоссе, и Сталин благополучно вернулся в штаб 16-й армии, где выразил благодарность капитану Кирсанову, ни словом не упомянув о происшествии. Лишь после войны об этой истории начали рассказывать участники и очевидцы.

Источник: http://warfiles.ru/show-17811-kak-lavrinenko-spas-stalina.html

В конце октября 1941 года Западный фронт подошёл к Рузскому району Московской области. На волоколамское направление были переброшены 4-я танковая бригада (полковник М. Е. Катуков), 316-я стрелковая дивизия (генерал-майор И. В. Панфилов) и кавалерийская группа (генерал-майор Л. М. Доватор). Деревню Скирманово, расположенную в 8-ми километрах от Волоколамского шоссе, заняла немецкая 10-я танковая дивизия. Оборудовав артиллерийские позиции на высотах, господствовавших над окружающей местностью, немцы вели обстрел советских коммуникаций. По советским разведданным, «немцы врыли в землю танки, каждый дом и сарай превратили в дзот. Только в районе высоты 260,4 врыто в землю до 5 танков. На юго-восточной окраине Скирманово установлено 12 противотанковых пушек и миномётные батареи. Подступы к Скирманово прикрывают танковые подразделения, размещенные в соседних деревнях.» Советское командование видело прямую угрозу выхода противника на Волоколамское шоссе, в результате чего пути сообщения советских войск с тылом оказались бы отрезанными.

После ряда безуспешных попыток 18-й стрелковой дивизии овладеть опасным выступом у деревни Скирманово, занятой немецкой 10-й танковой дивизией, командующий 16-й армией К. К. Рокоссовский создал более мощную ударную группировку из частей 18-й стрелковой и 50-й кавалерийской дивизий, а также 4-й танковой бригады (за день до начала операции переименованной в 1-ю гвардейскую танковую бригаду) при поддержке пушечных и противотанковых артиллерийских полков и трёх дивизионов «катюш». 12 ноября после сильной артподготовки началось наступление. 1-я гвардейская танковая бригада атаковала противника фронтальным ударом силами 15-ти Т-34 и двух КВ. Три танка Т-34 (взвод Д. Ф. Лавриненко) шли первыми и вызывали огонь противника на себя, чтобы выявить расположение огневых точек. Следующие за взводом Лавриненко два танка КВ (Заскалько и Полянский) поддерживали огнём взвод Лавриненко.

После упорных боёв 13—14 ноября Скирмановский плацдарм был взят. По оценке немецкого командования, «после жестокого сражения предмостное укрепление было сдано, для того чтобы избежать дальнейших потерь. 10-я танковая дивизия уничтожила 15 танков противника, в том числе два 52-тонных, и 4 сильно повредила». По советским данным, к 16 ноября в 1-й гвардейской танковой бригаде осталось 19 танков KB и Т-34 и 20 лёгких танков. По оценке М. Е. Катукова: «Впервые за короткую историю своего существования бригада понесла существенные потери». После успешного захвата плацдарма советское командование решило развить успех и выйти в тыл волоколамской группировке немецких войск с тем, чтобы сорвать ожидавшееся со дня на день наступление. В ночь на 16 ноября 16-я армия произвела перегруппировку войск и с 10:00 перешла в наступление. Однако в это же утро противник начал наступление на стыке 316-й стрелковой дивизии и кавалерийской группы Л. М. Доватора. Фронт сдвинулся восточнее, к Москве. После завершения Московской оборонительной операции немецкие войска были отброшены на запад, деревня Скирманово была освобождена 15 декабря 1941 года.

Источник: http://оборона-москвы.рф/?page_id=1190

Приказ
Народного комиссара обороны Союза ССР
№ 337
11 ноября 1941 г.
гор. Москва

4 танковая бригада отважными и умелыми боевыми действиями с 4.10 по 11.10, несмотря на значительное численное превосходство противника, нанесла ему тяжелые потери и выполнила поставленные перед бригадой задачи прикрытия сосредоточения наших войск. Две фашистских танковых дивизии и одна мотодивизия были остановлены и понесли огромные потери от славных бойцов и командиров 4 танковой бригады. В результате ожесточенных боев бригады с 3 и 4 танковыми дивизиями и мотодивизией противника фашисты потеряли: 133 танка, 49 орудий, 8 самолетов, 15 тягачей с боеприпасами, до полка пехоты, 6 минометов и другие средства вооружения. Потери 4 танковой бригады исчисляются единицами.

Отличные действия бригады и ее успех объясняются тем, что бригадой:

1. Велась непрерывная боевая разведка.

2. Осуществлялось полное взаимодействие танков с мотопехотой и артиллерией.

3. Правильно были применены и использованы танки, сочетая засады с действиями ударной группы.

4. Личный состав действовал храбро и слаженно.

Боевые действия 4 танковой бригады должны служить примером для частей Красной Армии в освободительной войне с фашистскими захватчиками.

Приказываю:

1. За отважные и умелые боевые действия 4 танковую бригаду впредь именовать: «1 гвардейская танковая бригада».

2. Командиру 1 гвардейской танковой бригады генерал-майору танковых войск Катукову представить к правительственной награде наиболее отличившихся бойцов и командиров.

3. Начальнику ГАБТУ и начальнику ГАУ пополнить 1 гвардейскую танковую бригаду материальной частью боевых машин и вооружением до полного штата.

Народный комиссар обороны СССР
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

Начальник Генерального штаба Красной Армии
Маршал Советского Союза Б. Шапошников

Источник: http://www.tankfront.ru/ussr/doc/nko/prikaz_nko_1941_337.html

Осенью 1941 года немецкие войска группы «Север» рвались к Ленинграду. Сдерживать их наступление была призвана сбитая на скорую руку 54-я армия, созданная для прикрытия города с востока. В затяжных боях 1-й Синявинской операции советские танкисты зачастую оставались на линии обороны даже с повреждениями и без горючего. Некоторым из них удавались настоящие подвиги. Одним из таких стал ноябрьский бой за деревню Жубкино, который прославил лейтенанта Мартынова. Александр Максимович Мартынов родился 10 (23) ноября 1911 года в селе Борисовка, ныне посёлок Белгородской области, в семье рабочего. Окончил 6 классов и фабрично-заводское училище. Работал слесарем на заводе в городе Харьков. В Красной Армии с 1933 года. В 1939 году окончил курсы младших лейтенантов. На фронте в Великую Отечественную войну с июня 1941 года. С сентября 1941 года – командир роты 16-го танкового полка 16-й танковой бригады 54-й армии Ленинградского фронта. (материал с WARSPOT.RU)

1941-11-9-2
Лейтенант Александр Мартынов

Времени подготовиться к боям бригаде Мартынова не хватало, немцы рвались к Ленинграду. 16-ю танковую направили в 54-ю армию – такое же скороспелое формирование, как и бригада. Она создавалась для прикрытия Ленинграда с востока, но в 41-м планы менялись быстро – вместо обороны подступов к городу на Неве Мартынов и другие солдаты и офицеры 54-й должны были наступать, пытаясь разорвать замкнувшееся вокруг Ленинграда блокадное кольцо. Враг был силён и умел, наступление 54-й армии увязло в немецкой обороне. На 1 ноября в 16-й бригаде числилось «на ходу» два КВ, три Т-34, четыре БТ и один Т-26. Все они считались «ограниченно боеспособными» – по причине изношенности двигателей, коробок передач и других агрегатов. Все моторы выработали положенную норму часов в полтора-два раза. Зачастую танкистам приходилось возглавлять атаки пехоты, вновь и вновь возвращаясь, чтобы залёгшая цепь поднялась и пошла за танками. А иногда – даже подменять пехотных командиров. Так было, например, в бою за деревню Наростыня 4 ноября 1941, где Мартынов успел зарекомендовал себя с лучшей стороны.

Но «звездный» – во всех смыслах – час лейтенанта Мартынова был ещё впереди. В ночь на 8 ноября 1941 года немцы атаковали позиции 6-й бригады морской пехоты в деревне Жубкино. На подмогу к морякам отправили отряд Мартынова. О роте тяжёлых танков он уже давно забыл – у лейтенанта был лишь его собственный КВ и два наскоро отремонтированных старых Т-26, которым в бой с немецкими танками лучше было не соваться. Тем более, у немцев из 12-й танковой дивизии в этом бою было серьёзное численное превосходство. Мартынов мог рассчитывать на свой боевой опыт, ночь – и, конечно, избитую вражескими снарядами, но пока не подводившую его броню «Клима Ворошилова». Бой за деревню шёл два с половиной часа и закончился победой – нашей.

«Боевое донесение № 110 штабриг 16 8.XI.41 г. 22.00 с.Запорожье.

2.00 8.11.41. Танковый взвод 16 тп под командованием лейтенанта Мартынова в составе: 1 КВ, 2 Т-26 совместно с пехотой атаковали пр-ка, где уничтожили 8 лёгких танков, 1 бронемашину и до 100 чел. пехоты. Из этих танков 3 сгорело, 5 эвакуированы в р-н [неразборчиво], 2 из которых совершенно исправны, 3 возможно восстановить, которые танковые экипажи 16 тп будут осваивать, после чего эти танки будут введены в строй.
Наши потери – 1 танк Т-26 подбит, который с поля боя эвакуирован, [потерь] личного состава – нет.»

За этот и другие бои лейтенант Александр Максимович Мартынов был представлен к званию Героя Советского Союза.

Источники: http://warspot.ru/3527-tankovyy-podvig-leytenanta-martynova

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=13141

17 октября 1941 года перед 21-й танковой бригадой была поставлена задача совершить глубокий рейд, овладеть городом Калинином. Танк Т-34 №3 был укомплектован экипажем в таком составе: Степан Горобец – командир танка, Федор Литовченко – механик-водитель, Григорий Коломиец – башнер, Иван Пастушин – стрелок-радист. Танки старшего сержанта Горобца и командира взвода Киреева, выйдя на Волоколамское шоссе, шли впереди батальона майора Агибалова с задачей выявлять противника и уничтожать его огневые средства. Колонна Агибалова какое-то время благополучно двигалась за вражеской колонной автомашин с пехотой и бронетехникой. Но вскоре немцы обнаружили, что за ними следуют советские танки.

1941-10-17-1
Старший сержант С.Х. Горобец

По головным машинам начали бить немецкие противотанковые пушки. Подбитый танк Киреева сполз в кювет. Танк Степана Горобца, маневрируя, начал утюжить немецкую батарею, затем прорвался вперед. Путь на Калинин открыт. При входе в Калинин на улице Лермонтова танк Горобца поворачивает налево и идет по улице Тракторной, затем по 1-й Залинейной улице. При подходе к прядильной фабрике Горобец и Федор Литовченко видят, что на них наводится немецкая пушка. Дается команда на уничтожение орудия противника, но всего на доли секунды немцы стреляют раньше, чем орудия тройки. От удара снаряда в танке начинается пожар. Немцы уже предчувствуют победу. Однако героический экипаж продолжает борьбу. Федор Литовченко продолжает вести танк вперед и таранит немецкое орудие. Остальные члены экипажа ведут решительную борьбу с огнем. Пожар был ликвидирован. Однако пушка танка от удара снаряда была выведена из строя. Танк идет по улице Большевиков, затем по правому берегу реки Тьмаки. Справа – женский монастырь. Булыжная мостовая привела танк к ветхому старенькому мостику. Для 30-тонного танка он слабоват. Командир танка принимает решение – проскочить на левый берег Тьмаки. К счастью, мост выдержал. 

От пожара танк весь черный, закопченный. Ни звезды, ни номера машины не видно. Немцы на него не обращают внимания. Горобец видит, что им навстречу движется автоколонна ЗИСов и ГАЗиков с пехотой. Однако командир танка рассмотрел, что машины перекрашены, в их кузовах сидят немецкие солдаты. Горобец дает команду таранить автомашины, а пехоту расстреливать из пулемета. Немцы в панике. Потом местные жители рассказывали, что танк проутюжил всю колонну, не оставив ни одной целой машины.

Тройка выходит на улицу Советскую. Навстречу идет немецкий танк, что делать? Пушка не работает. Командир дает указание Литовченко идти на таран в борт немецкого танка. Наступает критическая ситуация. Немецкий танк отброшен на тротуар, но и машина Горобца заглохла. Немцы уже на броне. Кричат: «Рус, сдавайся». Горобец просит Литовченко завести танк. После нескольких попыток мотор был запущен. И тут еще радостное сообщение башнера Гриши Коломийца – пушка-то ожила, пушка действует! И фрицев на броне нет. С грозным грохотом тридцатьчетверка выходит на площадь Ленина. Бросился в глаза большой флаг со свастикой, висевший над подъездом полукруглого здания. Выстрел, еще выстрел – ни флага, ни часовых не стало видно. Танк продолжает идти вперед. Преодолев груду камней и обойдя опрокинутый трамвай, тридцатьчетверка выходит на центральную улицу, затем по улице Вагжанова к Московскому шоссе (ныне пл. Гагарина).

Машина Горобца только проскочила мимо горящего элеватора, как вдруг на дорогу выбежал красноармеец, замахал шапкой и велел остановиться. «Наши!» – вздохнул весь экипаж. Это была 5-я стрелковая дивизия. Чуть позже с экипажем встретился командарм 30-й армии генерал-майор Хоменко. Сердечно поблагодарив танкистов за проявленную смелость, он снял со своего кителя орден Красного Знамени и вручил его старшему сержанту Степану Горобцу.

Члены экипажа танка Т-34 №3 Федор Литовченко, Григорий Коломиец, Иван Пастушин прошли всю войну. Степан Горобец погиб смертью храбрых 8 февраля 1942 года в районе деревни Петелино Ржевского района. За подвиги в боях под Москвой Горобец удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно).

Источник: http://blogotver.me/blog/215.html

  • 1
  • 2