Сталин — Военный дневник

Browse Tag: Сталин

П Р И К А З
СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ
№ 0428

        Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20 — 30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики. Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом — такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

        Ставка Верховного Главнокомандования П Р И К А З Ы В А Е Т :

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 — 60 км в глубину от переднего края и на 20 — 30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
2. В каждом полку создать команды охотников по 20 — 30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.
3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.
4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главнокомандования

Источник: http://bgfan.livejournal.com/154820.html

Сейчас уже мало кто знает о том, что Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин выезжал на фронт и бывал на передовой. Чтобы принимать в такой ситуации верные решения, Сталину требовалось лично изучать обстановку на местах и оценивать и наши, и вражеские возможности. Впервые он выехал на фронт в июле 1941 года во время Смоленского сражения. В начале октября Сталин выезжал под Малоярославец, а в начале ноября – на Можайско-Звенигородскую линию обороны. Но самой опасной из этих поездок была та, что состоялась в середине ноября 1941 года. В тот раз Сталин выехал в 16-ю армию генерала Рокоссовского, державшую оборону на Волоколамском направлении. Целью поездки было посмотреть работу нашей уже тогда знаменитой катюши.

Выехал Сталин на двух автомобилях. Первым в кортеже следовал сталинский Паккард. На этом Паккарде ехал Сталин с двумя телохранителями. Другим же автомобилем была эмка, в которой ехали три человека из охраны. Непосредственно же на передовой кортеж сопровождал взвод автоматчиков, но в этот раз автобус с автоматчиками посчитали демаскирующим фактором, и на передовую выехал лишь кортеж из двух машин. Поездка Сталина была опасной ещё и потому, что немцы в тот период охотились за катюшами. Уже было известно, что в октябре попала в окружение и была уничтожена легендарная батарея капитана Ивана Флерова. Тем не менее, Сталин поехал. 13 ноября 1941 года дивизион катюш под командованием Героя Советского Союза капитана Кирсанова нанес огневой удар по вражеским войскам у деревни Скирманово. Из этой деревни немцы, взявшие ее в последних числах октября, обстреливали Волоколамское шоссе. Отсюда же немцы собирались нанести удар на Ново-Петровское и, заняв его, окружить всю армию Рокоссовского.

В 16 часов дивизион, состоявший из 12 установок дал залп по деревне Скирманово, выпустив 132 снаряда. Результатом залпа катюш стали 17 уничтоженных танков, 20 минометов, несколько десятков орудий и несколько сот немецких солдат и офицеров. От огневого воздействия дивизиона пехота противника буквально обезумела, оставшиеся в живых бежали куда глаза глядят, в том числе и в сторону расположения наших войск. Произведя залп, катюши стали менять позицию. Однако на снежной целине Паккард Сталина сел на брюхо. Катюши после пуска тут же ушли, а про Сталина все забыли. Начался фашистский артобстрел, потом налетела авиация. Сталин пересел в эмку, но и она вскоре застряла. Все её пассажиры, в том числе и сам Сталин стали ее толкать, но уйти от немцев с такой скоростью было невозможно, а до шоссе оставалось четыре километра. И тут на просёлке показались три танка Т-34-57. Это был танковый взвод Дмитрия Лавриненко. За несколько дней до этого катуковская четвёрая таноквая бригада стала 1-й гвардейской, а Катуков – генерал-майором. Сам же Лавриненко получил в тот день звание старшего лейтенанта, но ещё не успел добавить в петлицы третий кубик. Лавриненко подцепил эмку на буксир, а танк старшего сержанта Капотова поехал дальше в поле за застрявшим Паккардом, с которым остался один шофёр Кривченков. экономя американский бензин, он выключил двигатель, и уже стал замерзать.

В этот момент к месту, откуда били катюши, подошёл дивизион немецкой кавалерии из состава 1-й кавалерийской бригады СС – танки и мотоциклы немцы из-за глубокого снега использовать не могли. Однако связываться с русскими танками эсэсовцы не решились, и наблюдали за эвакуацией легковушек издали. Знали бы они, кого упустили! Вскоре вся кавалькада вышла к Волоколамскому шоссе, и Сталин благополучно вернулся в штаб 16-й армии, где выразил благодарность капитану Кирсанову, ни словом не упомянув о происшествии. Лишь после войны об этой истории начали рассказывать участники и очевидцы.

Источник: http://warfiles.ru/show-17811-kak-lavrinenko-spas-stalina.html

Годовщину Октябрьской революции Москва встречала на осадном положении, эвакуация города, начавшаяся ещё 16 октября, и строительство оборонительных сооружений на улицах породили массу слухов о том что Сталин и Политбюро покинули город. Для того, чтобы развеять слухи и поддержать моральный дух страны, 24 октября Сталин вызывает к себе командующего войсками Московского военного округа генерала Артемьева и командующего ВВС генерала Жигарева и распоряжается начать подготовку к параду в условиях полнейшей секретности.


Парад начался ровно в 8 часов 7 ноября 1941 года.
Командовал парадом командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семён Будённый. Руководство страны разместилось на обычном месте — на трибуне Мавзолея В. И. Ленина. Торжественный марш войск на Красной площади открыли курсанты артиллерийского училища. С развёрнутыми знамёнами, под боевые марши, исполняемые оркестром штаба МВО под управлением Василия Агапкина, шли по главной площади страны артиллеристы и пехотинцы, зенитчики и моряки. Потом по Красной площади двинулись конница, знаменитые пулеметные тачанки, прошли танки Т-34 и КВ-1. В параде приняли участие батальоны курсантов Окружного военно-политического училища, Краснознаменного артиллерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой дивизии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерийские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон военного совета МВО и МЗО, батальон бывших красногвардейцев, два батальона Всеобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальона резерва Ставки, которые к 7 ноября прибыли из Мурманска и Архангельска.

Вопреки традиции проведения парада, речь произнёс не принимающий парад, а сам Сталин. В этот день он сказал:

«Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!..»

1941-11-7-1Во время парада были приняты беспрецедентные меры по обеспечению безопасности советского руководства — у всех солдат, участвовавших в параде, даже у тех, кто позже отправлялся на фронт, были изъяты патроны, также были изъяты все снаряды из танков и артиллерийских орудий. Ни один немецкий самолёт не достиг площади, хотя как было сообщено на следующий день, на рубежах города силами 6-го истребительного корпуса и зенитчиками ПВО Москвы было сбито 34 немецких самолёта.

Начало парада было неожиданно перенесено с 9:00 на 8:00, в результате чего звукооператорская группа не успела подготовиться, и не смогла снять речь Сталина с синхронной звукозаписью. Вскоре после окончания парада, начальник сталинской охраны генерал Николай Власик предложил операторам прибыть в пять вечера на Лубянку. Там им сообщили, что Сталин придаёт очень большое значение трансляции своего выступления на Красной площади и предлагает снять его второй раз уже с синхронной записью. Так как о съёмке на трибуне мавзолея не могло быть и речи, то было решено построить в Большом кремлёвском дворце фанерный макет трибуны мавзолея, покрасить его под мрамор, а для того, чтобы у зрителей не возникало сомнений в подлинности съёмки и у Сталина во время речи шёл пар изо рта, пришлось открыть все окна. Снимали «выступление» Л. Варламов (режиссёр) и М. Трояновский (оператор). Однако несмотря на все старания пар изо рта не выходил, но зрители и киноакадемики не заметили этого. О параде был сделан фильм «XXIV-ый Октябрь. Речь И. В. Сталина» (режиссёр Л. Варламов, 1941 г.). Кадры парада и вмонтированная речь Сталина вошли в получившую в 1942 году Оскар за лучший иностранный фильм документальную ленту Леонида Варламова и Ильи Копалина «Разгром немецких войск под Москвой».

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Парад_на_Красной_площади_7_ноября_1941_года

Враг находился на подступах к Москве. Несмотря на это, 6 ноября 1941 года в Москве состоялось традиционное торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы, посвящённое 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. 6 ноября Сталин прибыл на станцию «Маяковская» на спецпоезде метро. Но отнюдь не из центра, где находилась Ставка. Бывший председатель Совета ветеранов Федеральной службы охраны Сергей Степанович Королёв приводит слова К. Г. Красовского , несшего со своим взводом службу на станции: «Во всех туннелях контактные линии были отключены, кроме одной, идущей от Белорусского вокзала к «Маяковской». Поскольку была объявлена воздушная тревога, участники торжественного заседания шли по туннелям. В 16 часов 50 минут участники заседания были на своих местах, а пять минут спустя с Белорусского вокзала подошёл метропоезд из двух вагонов, в котором на заседание прибыл весь состав ГКО во главе со Сталиным.» Сталин прибыл на «Белорусскую» на автомобиле, как и другие члены ГКО, а уже оттуда поехал на поезде. Кстати, в сборнике «Москва военная» число вагонов поезда названо иное: «На станции «Белорусская» был сформирован специальный поезд из десяти вагонов, который подошёл с охраняемыми лицами на станцию «Маяковская» за пять минут до начала мероприятия. На противоположной стороне платформы также находился состав из десяти вагонов: звукозаписи, платформы с оркестром, под гардеробы и буфеты для участников заседания. Вестибюль станции метро вмещал 2000 человек.»

В выступлениях И. В. Сталина вновь прозвучала уверенность партии и правительства в неизбежном разгроме захватчиков: «У нас нет и не может быть таких целей войны, как навязывание своей воли и своего режима славянским и другим порабощённым народам Европы, ждущим от нас помощи. Наша цель состоит в том, чтобы помочь этим народам в их освободительной борьбе против гитлеровской тирании и потом предоставить им вполне свободно устроиться на своей земле так, как они хотят. Но, чтобы осуществить эти цели, нужно сокрушить военную мощь немецких захватчиков, нужно истребить всех немецких оккупантов до единого, пробравшихся на нашу родину для её порабощения. В этом теперь задача. Только выполнив эту задачу и разгромив немецких захватчиков, мы можем добиться длительного и справедливого мира.» Слова И. В. Сталина «Наше дело правое, — победа будет за нами!» выразили мысли, стремления и глубочайшую уверенность всех советских людей в неизбежности разгрома врага.

Сталин вместе с членами ГКО отбыл после заседания на « Белорусскую» тем же путем. А подавляющее большинство участников заседания снова отправились пешком, на этот раз к станции «Площадь Свердлова» по обесточенному тоннелю. Это событие сыграло огромную роль в укреплении морального духа советского народа и имело большое международное значение.

Источник: http://um.mos.ru/contests/umevents/works/86698/

Копасинова Анастасия Николаевна, ГБОУ Гимназия № 1591, 10

Первая Московская конференция — вторая по счёту после Атлантической и первая из четырёх московских конференций стран антигитлеровской коалиции, проходившая с 29 сентября по 1 октября 1941 года. США представлял Аверелл Гарриман, Великобританию — Уильям Эйткен, СССР — Иосиф Сталин. Также известна под названием «Миссия Бивербрука-Гарримана».

На конференции представители СССР высказались о желаемых объёмах ежемесячной помощи государству: 400 самолётов (300 бомбардировщиков и 100 истребителей), 1100 танков разных классов, 300 зенитных пушек, 300 противотанковых орудий, 4 тыс. т алюминия, 10 тыс. т брони для танков, 4 тыс. т толуола. Представители США и Британии не согласились с размерами советского запроса, в ходе переговоров стороны достигли консенсуса: ежемесячные обоюдные поставки за девять месяцев с 1 октября 1941 по 30 июня 1942 года должны были составить 400 самолётов (100 бомбардировщиков и 300 истребителей), 500 танков, 2 тыс. т алюминия, 1250 т толуола, 1 тыс. т танковой брони и ряд других материалов и механизмов военного назначения. 1 октября договорённость была закреплена в трёхстороннем протоколе.

СССР взамен обещал поставить союзникам материалы для военной промышленности. После окончания конференции лидер американского представительства Аверелл Гарриман от имени правительств США и Британии публично заявил, что от Советского союза были получены масштабные поставки сырья, которые «значительно помогут производству вооружения в наших странах».

Несмотря на то, что СССР получил меньше, чем ожидал, Московская конференция внесла свою лепту в укрепление связей членов антигитлеровской коалиции. Оппозиция в конгрессе США пыталась предотвратить распространение ленд-лиза на СССР, однако, предложение одного из конгрессменов запретить помощь СССР в кредит не нашло поддержки в палате представителей.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Московская_конференция_(1941)