расстрел — Военный дневник

Browse Tag: расстрел

28 октября 1941 года, когда по всей стране полыхала война, на железнодорожную станцию в посёлке Барыш прибыл поезд. Состав спешно загнали в тупик и оцепили кордоном сотрудников НКВД. Некоторое время спустя в овраге близ станции раздались глухие выстрелы.

Незадолго до нападения фашистской Германии на советские рубежи в рядах Красной Армии началась очередная чистка. С особым рвением изыскивать «врагов народа» внутренние органы принялись в военно-воздушных силах, ведь советские самолёты серьёзно уступали немецким. Курировать советское авиастроение Сталин поручил лично Лаврентию Берии, Народному Комиссару Внутренних Дел. Однако и он не смог исправить ситуацию. Но, чтобы не впасть в немилость, Берия предписал своему ведомству выявить среди крупнейших начальников ВВС «врагов народа». Подлили масла в огонь поражения нашей авиации в первые месяцы войны. Так был сфабрикован «военно-фашистский заговор в ВВС» — ещё одна кровавая страница в книге истребления советской военной элиты. По подозрению в шпионаже одного за другим арестовывают 20 человек. В октябре 1941 года всех их прямиком из тюрем отправляют на поезде в Куйбышев, куда по плану — в случае взятия немцами Москвы — должны были эвакуировать всё советское правительство и разные ведомства. Но один из вагонов состава к пункту назначения не прибыл. Как раз в нашей области, у станции Барыш, его настигла срочная телеграмма от Берии: следствие немедленно прекратить, всех двадцать расстрелять без суда и следствия. Приговор был приведён в исполнение на месте…

Из двух десятков расстрелянных в Барыше арестантов (останки которых по сей день не преданы земле, более того, не известно точное место их захоронения) — четыре Героя Советского Союза, два генерал-полковника, четыре генерал-лейтенанта, четыре генерал-майора, начальники наркоматов, знаменитые на весь мир авиаторы и конструкторы. Всех арестованных допрашивали с пристрастием: 19 из них под пытками сознались в саботаже. Кроме одного — Александра Дмитриевича Локтионова. Генерал-полковника, командующего ВВС Красной Армии, заместителя Наркома обороны по авиации, а с 1940 года командующего войсками Прибалтийского Особого военного округа, допрашивали втроём. Но выбить признание в несуществующем заговоре с фашистами следователям так и не удалось.

В списке расстрелянных и генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза Павел Васильевич Рычагов. Его молниеносной карьере завидовали многие: в 29 лет возглавить Главное управление ВВС Красной Армии, а спустя пару лет дослужиться до заместителя Наркома обороны! Через сутки после задержания Рычагова была арестована и его супруга Мария Нестеренко, заместитель командира полка особого назначения. Незадолго до ареста Мария Нестеренко совершила мировой рекорд по дальним перелётам, не долетев до назначенного пункта несколько километров. Самолёт обледенел, и майор Нестеренко была вынуждена посадить машину, но мировой рекорд уже был побит.

1941-10-28-1
Мемориальная доска на месте расстрела.

Среди казнённых — бывший первый секретарь ЦК ВКП (б) Казахстана Филипп Исаевич Голощёкин. Человек удивительной судьбы: он был одним из тех, кто в ночь на 17 июля 1918 года расстреливал царскую семью в Ипатьевском доме в Екатеринбурге, и он же после революции восстанавливал хозяйство Самарской области. Среди них был и генерал-лейтенант авиации Фёдор Константинович Арженухин, начальник Военной академии командного и штурманского состава ВВС, генерал-лейтенант авиации Иван Иосифович Проскуров, начальник разведывательного управления Красной Армии, Герой Советского Союза, а также Яков Григорьевич Таубин — оружейный конструктор, создатель первого в мире автоматического гранатомёта. Вместе с мужьями казнили жён генерал-майора артиллерии Г.К.Савченко — А.И. Фибих и замнаркома торговли Д.А.Розова — З.П.Егорову. В ту ночь в барышском овраге убили и генерал-майоров авиации И.Ф.Сакриера и П.С.Володина, генерал-майора технических войск М.М.Каюкова, артиллерийских полковников С.О.Склизкова и И.И.Засосова, начальника опытно-конструкторского бюро Наркомата вооружения М.Н.Соборнова и первого секретаря Омского обкома Д.А.Булатова.

Все они были реабилитированы посмертно.

Источник: http://ulpressa.ru/2010/05/07/article116405/

Бабий Яр

24 сентября на Крещатике были подорваны дома, в которых располагались представители оккупационной администрации. Нацисты обвиняли в пожаре и взрывах евреев и использовали это как повод для уничтожения еврейского населения. Весь Киев был обклеен объявлениями оккупационных властей следующего содержания:

1941-09-27-1«Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941 года к 8 часам утра на угол Мельниковской и Дохтуровской (возле кладбища). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, а также теплую одежду, белье и проч. Кто из жидов не выполнит этого распоряжения и будет найден в другом месте, будет расстрелян. Кто из граждан проникнет в оставленные жидами квартиры и присвоит себе вещи, будет расстрелян».

29 сентября 1941 года всех собравшихся отконвоировали к глубокому оврагу на тогдашней окраине города, носящему название Бабий Яр, и там расстреляли, предварительно раздев и складировав одежду и личные вещи убитых. Маленьких детей сбрасывали в овраг и закапывали живыми. Только по немецкой статистике в результате этой акции, проведенной 29–30 сентября 1941 года, погибло 33 771 человека (дети до 3 лет не учитывались). Уцелеть, выбраться из оврага и рассказать миру о содеянном зверстве удалось единицам. По одной из версий это массовое убийство проводила зондеркоманда 4а под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля при участии частей 6-й армии Вермахта и украинской вспомогательной полиции в составе Киевского и Буковинского куреней ОУН (м).

Самый первый расстрел в Бабьем Яру произошёл 27 сентября 1941 года — были расстреляны 752 пациента психиатрической больницы им. Ивана Павлова, которая находилась в непосредственной близости к оврагу. Точное место расстрела неизвестно. Казни в Бабьем Яру евреев, цыган, коммунистов, подпольщиков, заложников, военнопленных, священников, а несколько позже и украинских националистов не прекращались в течение всего времени оккупации. Общее количество расстрелянных неизвестно, и, по различным оценкам, составляет от 75 до 200 тысяч человек.  Евреи-заключённые, которых нацисты заставили сжигать тела в 1943 году, говорили о 70—120 тысячах.

Источники: http://warspot.ru/1230-10-faktov-ob-okkupatsii-kieva

https://ru.wikipedia.org/wiki/Бабий_Яр

Катастрофически сложился для Красной Армии начальный период Великой Отечественной войны. Особенно мощное наступление вермахт развил в полосе Западного фронта, нацеливаясь на Смоленск и далее на Москву. Среди историков нет разногласий в том, что из опасения дать немцам хоть малейший повод к агрессии (хотя их целенаправленная подготовка к войне не оставляла сомнений), Сталин запрещал военному руководству самые элементарные действия по приведению войск в необходимую степень боевой готовности. Жестко пресекались все попытки командующих войсками округов, в том числе Западного особого, заранее выдвинуть на боевые позиции к границе хоть какие-то дополнительные силы.

Со своими войсками трагедию разделили руководители Западного фронта — командующий генерал армии Д.Г. Павлов, начальник штаба генерал-майор В.Е. Климовских, начальник связи фронта генерал-майор А.Т. Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор А.А. Коробков. В первые дни июля они были отстранены от своих постов а затем вызваны в Москву.

1941-07-22-1
Д.Г. Павлов

Судя по материалам следствия, Павлова и его бывших подчиненных жестоко пытали. Бывшего командующего фронтом вынудили дать признательные показания, что он был выдвиженцем «врага народа» Уборевича, расстрелянного в 1937 г. вместе с Тухачевским. На вопрос: «Вы как заговорщик открыли фронт врагу намеренно?» Павлов по существу дал утвердительный ответ. 22 июля в ходе скоротечного судебного заседания под председательством Ульриха он нашел в себе мужество отвергнуть обвинения во враждебной деятельности, признав себя виновным лишь в том, что войска округа заранее не были приведены в состояние полной боевой готовности.

По приговору суда Павлов, Климовских, Григорьев и Коробков были признаны виновными в том, что они проявили трусость, бездействие, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия и боеприпасов противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями фронта, тем самым дезорганизовали оборону страны и создали возможность противнику прорвать фронт советских войск. Их приговорили к расстрелу, и в тот же день приговор был приведен в исполнение на одном из расстрельных полигонов НКВД, в посёлке Бутово, совхоз «Коммунарка».

31 июля 1957 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение, которым приговор от 22 июля 1941 года был отменён по вновь открывшимся обстоятельствам, и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Дмитрий Григорьевич Павлов был посмертно восстановлен в воинском звании.

Источники: http://svpressa.ru/war/article/10296/

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2007/12/14/generaly_i_politika_cherez_polveka_posle_reabilitacii/