Browse Tag: освобождение

Ключевая фигура в Торопецкой наступательной операции командир 249-й стрелковой дивизии полковник Герман Федорович Тарасов. Этот русский офицер достоин памятника в Торопце, хотя торопчане и так его никогда не забывали, назвав именем отважного воина одну из улиц города. За несколько дней дивизия под его командованием скрытно совершила марш-бросок от освобожденного ею Андреаполя к Торопцу. Передовые отряды, обеспеченные лыжами и лошадьми, преследовали противника, нарушали связь, громили штабы, захватывали склады с имуществом. 19 января на командный пункт 249-й дивизии в село Понизовье, что в десяти километрах восточнее Торопца, приехал командующий армией генерал Еременко для оказания конкретной помощи войскам. На следующее утро началась атака. К 14 часам 917-й стрелковый полк овладел станцией Торопец, депо и складами. Вдоль железной дороги наступала 48-я стрелковая бригада, героически принявшая на себя основной шквальный огонь врага. Нашим пришлось на несколько часов оставить станцию, но склады немцам не отдали ценой невозвратных потерь. 921-й и 925-й полки, в составе которых воевали и кадровые, проверенные в многих боях пограничники, и недавно прибывшие на фронт сибиряки, уральцы и куряне, четко и неукоснительно выполняли задачу, поставленную комдивом: закрепиться на восточной и южной окраинах Торопца, постепенно занимая квартал за кварталом. Кроме того, выполняя замысел Тарасова, 925-й полк одновременно перерезал противнику пути отхода на запад. В тот же день, 20 января, на командном пункте дивизии близ Понизовья генерал Еременко получил тяжелое ранение. Отказался от ампутации ноги, от эвакуации. Он остался на боевом посту и все 23 дня наступления с носилок командовал войсками…В ночь на 21 января комдив Тарасов подтянул тылы, привел в должный порядок наступавшие части, снабдил их необходимым комплектом боеприпасов, организовал штурмовые группы для борьбы внутри города. Бойцы были измотаны. Но они чувствовали запах долгожданной победы. На рассвете первым нанес удар с юга 925-й полк. Атака была столь мощной, что противник сконцентрировал на ее отражение свои основные силы. Комдив Тарасов только этого и ждал. По его приказу остальные наши части стремительно врываются в город с востока и севера и уже к 10 часам полностью и окончательно освобождают Торопец.

Источник: http://toropets-blag.cerkov.ru/2016/01/21/den-pamyati-osvobozhdeniya-goroda-toropca-ot-nemecko-fashistskix-zaxvatchikov/

В то время, как развертывались бои за Верею, левофланговые дивизии войск ген.Говорова охватывали Можайск. В результате этого охвата была прервана связь между гарнизонами немцев в Можайске и Верее. Верея была охвачена с трех сторон, и судьба ее должна была решиться в течение ближайших дней. 18 января части трех дивизий войск ген.Ефремова вели тяжелые бои под Вереей и в самой Верее: остальные дивизии уничтожали мелкие гарнизоны опорных пунктов в северо-западных окрестностях города, перехватывая пути отхода противника на запад. В 4 часа 30 минут 19 января Верея после ожесточенного боя, была захвачена нашими войсками. Разгромленные остатки противника, ведя арьергардные бои, отходили в западном направлении. После взятия Вереи войска ген.Ефремова, ввиду успешного наступления частей ген.Говорова на Можайск, были повернуты в западном направлении с задачей выдвижения в сторону Вязьмы. С захватом Вереи отпала угроза тылу левофланговых частей ген Говорова, наступавших на Можайск с юго-востока, 19 января положение немецкого гарнизона в Можайске оказалось критическим. С севера одна из дивизий войск ген.Говорова вела бой за Курынь, Ханево, стремясь выйти на рубеж р.Москвы в направлении Бычково, Гаретово. Две другие дивизии в это время вели бой за овладение Прудня, Тетерино; и, наконец, четвертая дралась за Язево, охватывая Можайск с юга. «Клещи», охватывавшие Можайск, все глубже уходили к западу и все теснее сжимались вокруг этого пункта. Ночью с 19 на 20 января одна из стрелковых дивизий Говорова захватила Гаретово и Хотилово; разбитого противника она преследовала в направлении Уварово. В тоже время другая дивизия, прорвав фронт немцев на участке Язево, выдвигалась вдоль автострады Москва — Минск, угрожая перехватить пути, ведущие из Можайска на Гжатск.

Можайск окружался; немцы, видя невозможность дальше держать его в своих руках, начали отход на Гжатск. В 8 часов 20 января на плечах отходящего противника наши части вошли в Можайск. К 13 часам 30 минутам они прошли город и вышли западнее его, на рубеж Кукарино. В Можайске войсками ген.Говорова были захвачены большие трофеи, в том числе много орудий и автомашин. Важнейший узел сопротивления противника был уничтожен. Необходимо было гнать врага дальше, чтобы не позволить ему организовать новую оборону на путях, ведущих к Гжатску. В этих целях после взятия Можайска было организовано преследование противника в направлении Уварово. Это преследование во многом напоминало историческое преследование французских войск при их бегстве из Москвы осенью 1812г. Одетые в крестьянские полушубки, валенки, кое кто в женские меховые пальто, в крестьянских шапках-ушанках, отступавшие немецкие войска походили на отряды Наполеона, бежавшие из России. В довершение сходства бегство совершалось через историческое Бородинское поле. Немцы не могли долго задерживаться на этом поле и не успели даже разрушить имеющихся на нем памятников славы русского оружия: в бессильной злобе они лишь сожгли Бородинский исторический музей. Советские войска следовали по пятам отступающего врага, громя и уничтожая его арьергардные части. Попытка немцев задержаться в Уварово кончилась неудачно. 22 января после упорного боя этот пункт был захвачен войсками ген.Говорова и Можайская операция на этом закончилась, увенчавшись полным успехом.

Источник: http://www.1942.ru/book/msk/1942zapfront/20.html

Подготовка к Барвенково-Лозовской операции началась с первых дней 1942 года. Операцию предполагалось проводить силами Юго-Западного и Южного фронтов. В районе Балаклея, Лозовая и Барвенково оборона противника носила не сплошной характер, а была организована в виде ряда опорных пунктов, приспособленных к ведению круговой обороны. План операции заключался в том, чтобы совместным ударом двух фронтов прорвать оборону между Балаклеей и Артёмовском, выйти в тыл донбасско-таганрогской группировки противника, оттеснить её к побережью Азовского моря и уничтожить. Советским войскам предстояло форсировать Северский Донец с левого (пологого) берега, преодолеть пересечённую местность и линии обороны противника на правом (крутом) берегу. Участок по Северскому Донцу от устья реки Берека до района Лисичанска обороняла немецкая 17-я полевая армия. Рельеф местности на правом берегу Северского Донца в районе Балаклеи, Изюма, Красного Лимана, Лисичанска, действительно, играл на руку противнику в плане возможности успешной длительной обороны ограниченными силами. Зимой 1942 года оборонительные линии и пулемётные точки, установленные в удачных местах, стали труднопреодолимой преградой для советской пехоты. Кроме того, наличие множества деревень по берегам рек, например — Сухой Торец, благоприятствовало противнику в плане оперативного создания тыловых очагов сопротивления, линий обороны и отсечных рубежей.

На рассвете 18 января войска Юго-Западного и Южного фронтов атаковали позиции противника и смяли его оборону на участке от Балаклеи до Славянска. После подведения итогов первых двух дней советского наступления, 21 января было решено ввести в прорыв в полосе 57-й армии подвижную оперативную группу из 1-го и 5-го кавкорпусов. 22 января 1-й кавкорпус прорвался западнее Долгенькой в направлении Очеретино, а 5-й кавкорпус повёл наступление на Барвенково, взяв совместно с частями 57-й армии город к исходу 23 января. 1-й кавалерийский корпус получил задачу к утру 28 января выйти к Константиновке, Дружковке совместно с 255-й стрелковой дивизией, но был остановлен 257-й пехотной дивизией в районе Явленской, Лавровки. Для улучшения управления войсками, в ночь на 24 января инженерные части 57-й армии соорудили вспомогательный пункт управления войсками на юго-западной окраине Барвенково. 27 января части 1-го кавалерийского корпуса, согласно приказу, пытались развить наступление в константиновском направлении в глубокий тыл противника, поскольку поставленная перед 37-й армией задача наступления в направлении Артемовска, Красноармейского до сих пор не была выполнена. Бои проходили в условиях отсутствия снарядов для артиллерии и больших потерь по матчасти. Так, в 15-й танковой бригаде осталось всего 8 танков. В связи с угрозой прорыва советских войск со стороны Лозовой, штаб 17-й армии Вермахта переехал из Павлограда в Красноармейское, где были сконцентрированы значительные силы немецкой пехоты и танки. Наступил переломный момент операции на красноармейском направлении. Напряженным выдался день 28 января: части 57-й армии завязали бои на петропавловском направлении, нависнув над основной артерией снабжения Донбасской группировки противника — шоссе и железной дорогой Павлоград — Красноармейское. Для ускорения продвижения к железной и шоссейной дорогам Павлоград — Красноармейское, установления стыка с 57-й армией (потерянного два дня назад), командование 5-го кавалерийского корпуса ввело в бой 79-ю кавдивизию. Части 34-й и 60-й кавалерийских дивизий усилили нажим на райцентр Доброполье; 34-я дивизия овладела Ново-Гришино. О стремительности манёвра конников говорит то, что только в районе Гришино было взято 600 пленных.

Главную задачу — окружить и уничтожить крупную немецкую группировку — советским войскам полностью завершить не удалось. В условиях общего превосходства сил противника советские войска действовали недостаточно решительно, не приняли своевременно мер по расширению прорыва на его флангах. Это позволило немцам подтянуть подкрепления. Тем не менее, благодаря этой операции немецкое командование не могло перебросить отсюда войска к Москве, где советские войска успешно перешли в контрнаступление.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Барвенково-Лозовская_операция

В годы Великой Отечественной войны Руза была оккупирована немецко-фашистскими войсками 25 октября 1941 г. Освобождена 17 января 1942 г. войсками Западного фронта. Во время оккупации фашисты использовали Рузу как место перегруппировки воинских частей. Здесь были склады боеприпасов, ремонтные мастерские, точки связи. В период оккупации в Рузе и районе были разрушены все хозяйственные постройки и культурные учреждения. Большая часть ущерба нанесена не боями, а грабежом тыловых частей. Основной задачей наших партизан была самостоятельная разведка и помощь разведчикам Красной Армии. Для усиления разведки на территорию нашего района неоднократно забрасывали через линию фронта разведгруппы, в том числе и группа Крайнова, в которую входила группа с Зоей Космодемьянской. 5 декабря неожиданно для фашистов началось контрнаступление Красной Армии под Москвой. 20 декабря 1941 г. Советское информбюро сообщило, что наши части ворвались на восточную окраину Рузы через деревни Теряево, Ново-Теряево, Румянцево и кирпичный завод, который непосредственно примыкал к улицам на Иван-горе. Взять город с первого удара не удалось. Начались затяжные бои. Решающий удар нанесла 43-я стрелковая бригада под командованием С. Гладышева. Все население участвовало в восстановлении жизнеспособности района. К 1947 г. все военные разрушения были ликвидированы.

Источник: http://ruzray.ru/publications/detail/31093

Краткая историческая справка говорит, что к 6.30 утра 8 ноября враг занял Селижарово. Это было зафиксировано в оперативной сводке штаба Калининского фронта и Генерального штаба Красной Армии. В различных источниках фигурирует 20 октября 1941 и 6 ноября 1941, но эти цифры неточны. Косвенным подтверждением занятия германскими войсками Селижарова именно 8 ноября также служит информация из газеты «Верхневолжская правда»: «Вот дорогие нам имена: старший сержант М. А. Хазан, сержант А. В. Шевченко, красноармейцы А. В. Русин, Т. Т. Валых, Р. В. Квартальнов. Они погибли 8 ноября 1941 года при защите Селижарова».

Оккупация поселка длилась до 15 января 1942 г., район был освобожден полностью 19 января 1942 г. Оккупационный режим был снят войсками 179 стрелковой дивизии 22 армии. Память воинов, руководивших освобождением района, и погибших при исполнении своего долга, увековечена в названиях улиц: улица Кузьмина (памяти полковника Дмитрия Ивановича Кузьмина), улица Валаева (памяти комиссара Ивана Михайловича Валаева), улица Томчака (памяти летчика-капитана Льва Борисовича Томчака). За все время боев на территории Селижаровского района погибло почти четыре тысячи солдат и офицеров. Прах их покоится в двадцати девяти воинских захоронениях. Дней оккупации оказалось достаточно, чтобы полностью уничтожить поселок. Погибло около 400 мирных жителей. В руинах было все: от жилых домов до промышленных предприятий. Из более 700 жилых домов предвоенного периода уцелело лишь 38. Вот, как описывает это время учитель-краевед И.И. Травкин, очевидец тех лет:

«Разорение в поселке было такое страшное, что, придя на место бывшего поселка, ошеломленные селижаровцы с хотульками на плечах долго искали свои бывшие улицы и усадьбы среди сплошного пепелища, такой колоссальный урон был нанесен районному центру. Люди, разводя руками, говорили: « С чего тут начать? Хватит ли сил на стройку? Нет никаких материалов и средств!»

И все же ценой своего здоровья, недоедая и недосыпая, селижаровцы, в основном, старики, женщины и дети восстанавливали поселок. В кратчайшие сроки построены три больших моста через реки, восстановлены больница и школа, все заводы. На реке Песочня в 1946 году была сооружена гидроэлектростанция, которая дала ток. Заново возведены аптека, гостиница, детские ясли и сад, баня, библиотека, отстраивались жилые дома. Шло возрождение районного центра.

Источник: http://tver.bezformata.ru/listnews/letie-osvobozhdeniya-pgt-selizharovo/2496895/