Browse Tag: морская пехота

К концу октября 1941 года немцы захватили в ходе Моонзудской операции весь Моонзундский архипелаг, почти все советские войска на островах погибли, только несколько сотен бойцов были эвакуированы морем на Ханко. В результате гарнизон Ханко остался один в глубоком тылу противника. В зимнее время море вокруг Ханко замерзает, поэтому из-за ледостава сухопутная оборона базы могла стать круговой, а достаточных сил для такой обороны не имелось. Также в условиях ледяного покрова на Балтике Балтийский флот не мог снабжать Ханко всем необходимым, что грозило гибелью гарнизона. Поэтому ввиду нецелесообразностью в сложившей обстановке оборонять Финский залив, Ставка Верховного Главнокомандования 23 октября приняла решение об эвакуации гарнизона Ханко.

План эвакуации предусматривал два этапа: на первом предстояло несколькими отрядами кораблей вывезти части вторых эшелонов, тылы, технику и запасы продовольствия, на втором — войска передовой линии обороны. Материальную часть и объекты, не подлежащие эвакуации, надлежало уничтожить. Ввиду утопления в ходе «успешного» Таллинского прорыва большинства мобилизованных транспортов и изначального отсутствия в составе флота специальных судов, войсковые перевозки решили осуществлять на боевых кораблях. Путь почти в 140 миль между Гогландом и Ханко рекомендовалось преодолевать в темное время суток, поскольку истребительное прикрытие на переходе не предусматривалось.

Руководство операцией было возложено на командующего отрядом легких сил вице-адмирала В.П. Дрозда. За прикрытие отхода войск с оборонительных рубежей, посадку на корабли, снятие гарнизона с острова Осмуссар отвечал генерал Кабанов. На Гогланде разворачивался аварийно-спасательный отряд под командованием И.Г. Святова.

Главную опасность по-прежнему представляли немецкие, финские и советские мины, которыми был нашпигован Финский залив. Германские линкоры продолжали оставаться головной болью наших флотоводцев: осень они посвятили созданию новой минно-артиллерийской позиции на подступах к Кронштадту. Всего балтийцы в 1941 году вывалили в море более 12 тысяч мин, почти все имевшиеся на складах запасы. Немцы в это время продолжали безнаказанно минировать среднюю часть Финского залива. Достоверных данных о минной обстановке штаб Трибуца не имел, тральной разведки и систематического траления не организовывал, не имея такой возможности. Наставление по боевой деятельности тральных сил для надежной проводки одного отряда кораблей требовало привлекать наряд из девяти базовых тральщиков, в составе Балтийского флота их осталось всего семь, из них только пять могли выйти в море. Маршрут движения, конечно же, проложили через «хорошо знакомое» заграждение «Юминда». Наступивший период штормов и появление льда также не способствовали проведению операции.

Первый контингент войск был вывезен 26 октября. Отряд кораблей в составе трех тральщиков в сопровождении трех катеров МО под командованием капитана 3 ранга В.П. Лихолетова ради экономии времени следовал на Ханко без тралов. В итоге в районе острова Кери подорвался и затонул Т-203 «Патрон». Остальные доставили в Ораниенбаум батальон 270-го стрелкового полка с легкой артиллерией. Это позволило командованию флота доложить Военному совету Ленинградского фронта о готовности к проведению операции. 31 октября было получено «добро» на начало эвакуации.

Источник: http://www.redov.ru/voennaja_istorija/leningradskaja_boinja_strashnaja_pravda_o_blokade/p7.php

Вермахт развернул подготовку к захвату Хийумаа (Хиума) еще в ходе боев за острова Муху и Сарема. Противник сосредоточивал войска на северном берегу Саремы, а также в Рохукюла и на острове Вормси; его авиация и артиллерия наносили систематические удары по береговым батареям, оборонительным сооружениям и боевым порядкам наших войск на Хиума. Гарнизон острова под командованием полковника А.С. Константинова и военкома полкового комиссара М.С. Биленко делал все возможное, чтобы укрепить оборону. Были созданы новые оборонительные рубежи. Однако, сил и средств в распоряжении оборонявшихся было явно недостаточно.

1941-10-22-1
Карта обороны Моонзундского архипелага

12 октября противник при поддержке артиллерии и авиации произвел высадку войск на остров. Как свидетельствует «Отчет об использовании десантных судов на остров Даго», подписанный майором Бройнингом 20 октября 1941 года и находящийся в трофейных документах, гитлеровцы для распыления сил советского гарнизона применили демонстративные действия в разных пунктах, а высадку планировали в двух районах. Здесь им удалось закрепиться. Отсюда они провели наступление в глубь острова. Немногочисленный гарнизон Хиумы оказывал мужественное сопротивление. Ярким примером могут служить действия береговой батареи № 44 под командованием старшего лейтенанта М.А. Катаева. Она оказалась окруженной вражеским десантом. Гитлеровцы многократно пытались ее атаковать, но каждый раз откатывались, неся большие потери. Бой в окружении продолжался целый день. Были израсходованы почти все снаряды. С наступлением темноты, взорвав орудия, личный состав батареи штыками и гранатами расчистил себе путь на север. В артиллерийском погребе, где находился остаток боеприпасов, добровольно остался сержант комсомолец Е.Ф. Попов. Когда гитлеровцы подошли к батарее, он закрыл за собой люк и взорвал погреб. Прорвавшиеся артиллеристы вышли в район полуострова Тахкуна, куда отходили наши части, и приняли участие в последующих боях.

13 октября было получено приказание командования эвакуировать личный состав гарнизона Хиумы на остров Ханко и остров Осмуссар. На другой день вечером началась эвакуация. До 22 октября успели вывезти 570 человек. Оставшаяся на острове часть гарнизона продолжала героически сражаться с врагом и должна была покинуть его на катерах, присланных из Ханко. Однако вышедшие оттуда 22 октября катера так и не смогли прорваться. Советские воины, оставшиеся на острове, не сдались врагу. Верные своей Родине, они до конца бились с гитлеровскими захватчиками. Об этом красноречиво свидетельствует письмо — клятва группы последних защитников острова. В ней говорилось:

«Товарищи краснофлотцы! Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на острове Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше все погибнем до единого, чем сдадим наш остров. Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать с честью, выполнив свой долг перед Родиной. Прощайте, товарищи. Мстите фашистским извергам за нашу смерть. По поручению подписали Курочкии, Орлов, Конкин».

Полтора месяца сравнительно небольшой гарнизон Моонзундских островов сражался в глубоком вражеском тылу. В самые напряженные дни обороны Ленинграда он отвлек на себя две дивизии противника с частями усиления и значительные силы авиации и флота, в жестоких боях нанеся противнику большие потери в людях и боевой технике.

Источник: http://www.rkka.ru/oper/moon/main.htm

Первый десант

Карта десантов 5 октября 1941
Карта десантов 5 октября 1941

Одновременно с высадкой Петергофского десанта, 5 октября 1941 года западнее Стрельны был высажен десант из Ленинграда в составе сводного отряда пограничников (500 человек) из состава 20-й стрелковой дивизии НКВД. Отряд имел задачу отвлечь на себя часть сил врага и развить наступление на соединение с частями 42-й армии, наступление которой также началось 5 октября. Из-за минимального времени на подготовку и плохой видимости часть десанта не была высажена (до 130 человек) и была возвращена катерами на базу. Несмотря на это десантникам удалось выбить противника из береговых позиций и продвинуться на юг свыше 1 километра. К месту боя были спешно отправлены подкрепления противника, в том числе танки и артиллерия. Вскоре после высадки была потеряна связь с десантом. Через несколько часов неравного боя большинство бойцов десанта погибли, одна группа ночью вернулась к берегу и была снята катером.

Второй десант

Не владея обстановкой и не сделав выводы, командование Ленинградского фронта потребовало высадки нового десанта. Около 3-30 утра 6 октября со стороны Ленинградского порта в район стрельнинского кладбища была высажена рота пограничников (147 человек). Рота была обнаружена противником ещё на подходе, высаживалась под сильным пулемётным огнём с потерями в людях, также были потоплены один катер и одна шлюпка. Командир роты был ранен при высадке, но отказался вернуться в порт и высадился со своими подчинёнными. Рота не смогла далеко отойти от берега, заняла круговую оборону. В течение дня пограничники отбивали атаки врага, а с наступлением темноты прорвались из окружения и с большими потерями смогли перейти через линию фронта по береговым камышам.

Третий десант

Несмотря на неудачу двух десантов и безуспешное наступление войск 42-й армии, по требованию командующего фронтом в ночь на 8 октября в парке Константиновского дворца Стрельны был высажен ещё один батальон пограничников (431 человек). Ввиду явной шаблонности действий советского командования, противник предполагал попытку высадки нового десанта, подтянув в Стрельне новые силы. Десант был встречен интенсивным артиллерийским, пулемётным и миномётным огнём. На берег смогли высадиться только 249 бойцов, остальные вернулись на базу, несколько человек погибли на кораблях. Неравный бой продолжался до середины дня 8 октября. Десант практически не имел артиллерийской поддержки, а штаб авиации флота просто отказался принимать заявку Ленинградской военно-морской базы на авиационную поддержку десанта. Немногие оставшиеся в живых с наступлением вечера были сняты с берега.

С целью оказать содействие последнему десанту в выполнении явно невыполнимой задачи по овладению Стрельной, на рассвете 8 октября 1941 года была предпринята попытка прорыва линии фронта силами сводного танкового полка (32 тяжёлых танка КВ-1, командир майор Н. Р. Лукашин).С потерями, используя фактор внезапности, танкистам удалось прорваться через линию фронта и дойти до Стрельны. По радио от них было получено сообщение, что десант не обнаружен. Противник спешно подтянул самоходную артиллерию. При попытке обратного прорыва полк погиб полностью, на следующий день через Финский залив в расположение советских войск смогли добраться только три бойца.

Итог

Данные десантные операции можно с полным правом назвать бессмысленными и заранее обречёнными на гибель. Причиной этому стала позиция командующего фронтом Г. К. Жукова, требовавшего посылки десантов в бой немедленно, практически без подготовки. Он же лично запрещал проведение предварительной артподготовки, для обеспечения скрытности высадки. Противник после первого десанта предполагал их повторение и был готов к последующим, но советское командование не изменяло шаблон своих действий и упорно посылало новые малочисленные отряды в те же места, где погибли предыдущие.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Стрельнинский_десант

1 октября 1941 года командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков приказал командующему Балтийским флотом вице-адмиралу В. Ф. Трибуцу высадить десанты на побережье и помочь 8-й и 42-й армиям фронта соединиться на южном побережье Финского залива. Десант должен был отвлечь на себя силы врага, выбить его из Петергофа и развивать наступление навстречу частям 8-й армии, имеющей задачу наступать со стороны Ораниенбаума.

Для десанта в Петергоф были спешно сформированы 5 сводных рот общей численностью 510 человек. Основу десанта составляли моряки, а также курсанты учебного отряда флота и морского училища политсостава. Спешно созданные роты не владели тактикой сухопутного боя, испытывали недостаток вооружения, учебных занятий не производили, полевой защитной формы не получили и направлены в бой в чёрном флотском обмундировании.

Высадка десанта началась на рассвете 5 октября в районе пристани дворца Монплезир в Нижнем парке и в Александрии (катера буксировали шлюпки с десантом, часть бойцов высаживалась непосредственно с катеров). Противник не обнаружил его приближение (или умышленно дал возможность приблизиться к берегу), но сразу после высадки разгорелся упорный бой. В первые же минуты погиб командир отряда Ворожилов, управление отрядом нарушилось. При высадке потоплен один катер, ещё один пропал без вести.

Десантники прорвались в Нижний парк, но были быстро отрезаны от берега. В парке бой шёл свыше суток, последние очаги сопротивления подавлены к 7 октября. Артиллерия из Кронштадта вела огонь в поддержку десанта, но ввиду отсутствия данных от десанта — по площадям в глубине вражеской обороны. Такой артогонь не мог оказать влияния на ход сражения и был по существу, тратой снарядов. Авиационная поддержка отсутствовала вообще. Противотанковых средств у десантников не было. При такой организации боя десант был обречен на гибель с самого начала. 7 октября авиацией были сброшены для связи ящики с почтовыми голубями, и направлена группа бронекатеров, которая была встречена огнём и не смогла подойти к берегу. В последующие дни командование флота посылало в район боя одну за другой несколько разведгрупп, большинство которых погибло или пропало без вести.

Десантная операция в тыл врага провалилась. Катерами флота спасён только один выплывший в залив раненый моряк (Борис Шитиков), ещё несколько человек после тяжёлых ранений взяты в плен. При этом личный состав десанта проявил исключительный героизм и самопожертвование. Моряки сражались до последнего патрона, многие погибли, пытаясь сойтись с врагом в рукопашные схватки. Для поиска и уничтожения последних моряков немцы запустили в Нижний парк несколько десятков овчарок, многие раненые бойцы были загрызены собаками. В плен попали только несколько человек, все после тяжёлых ранений и в большинстве — в бессознательном состоянии. В расположение наших войск никому прорваться не удалось.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Петергофский_десант

17 сентября 1941 года немецкие войска заняли Стрельну и Урицк, выйдя к Финскому заливу и на ближние подступы к Ленинграду. Чтобы отбросить противника и расчистить дорогу на Ораниенбаум, Г. К. Жуков, только что назначенный на пост командующего Ленинградским фронтом, приказал организовать серию морских десантов. Первым из них стал десант у завода «Пишмаш» 3 октября 1941 года.

Десант был высажен накануне запланированной Стрельнинско-Петергофской наступательной операции войск Ленинградского фронта, имел задачу вскрыть оборону противника и отвлечь на себя его силы. Десант отбыл из Гутуевского ковша Торгового порта Ленинграда на 14 катерах и 22 шестивесельных ялах. Состоял из усиленной роты в составе 250 человек из 6-й бригады морской пехоты Балтийского флота. На вооружении рота имела винтовки, гранаты и три ручных пулемета.

3 октября 1941 года около 5 часов утра западнее завода «Пишмаш» (ныне Ленинградский электромеханический завод) морские пехотинцы скрытно высадились на берег. Рота перешла Петергофское шоссе и проникла на территорию совхоза «Пролетарский труд», где была обнаружена находившимися там подразделениями немцев и вступила в бой.

1941-10-3-1
Карта действий десанта 3 октября. Нажмите для увеличения.

Ожесточенный бой доходил до рукопашных схваток. Моряки проявляли героизм, но противник имел явное превосходство в живой силе и технике. Десантники были вынуждены с боем прорываться к берегу Финского залива, где укрылись в камышах и кустарниках. Ночью катерами оттуда было вывезено около семидесяти человек, все остальные погибли.

Высадка десанта была организована в явной спешке и без подготовки. Артиллерийское и авиационное обеспечение высадившегося десанта не производились. Связь десанта с флотом и фронтом отсутствовала. Сама по себе идея высадки одной роты в полосе обороны немцев, густо насыщенной воинскими частями с большим количеством техники, является явно губительной. Кроме того, десант был высажен накануне запланированной наступательной операции в том же районе, где через два дня началась высадка Стрельнинского десанта, и привлекла внимание противника к этому месту.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Десант_на_Пишмаш

http://warspot.ru/4999-tayna-propavshego-desanta