Browse Tag: Моонзунд

Вермахт развернул подготовку к захвату Хийумаа (Хиума) еще в ходе боев за острова Муху и Сарема. Противник сосредоточивал войска на северном берегу Саремы, а также в Рохукюла и на острове Вормси; его авиация и артиллерия наносили систематические удары по береговым батареям, оборонительным сооружениям и боевым порядкам наших войск на Хиума. Гарнизон острова под командованием полковника А.С. Константинова и военкома полкового комиссара М.С. Биленко делал все возможное, чтобы укрепить оборону. Были созданы новые оборонительные рубежи. Однако, сил и средств в распоряжении оборонявшихся было явно недостаточно.

1941-10-22-1
Карта обороны Моонзундского архипелага

12 октября противник при поддержке артиллерии и авиации произвел высадку войск на остров. Как свидетельствует «Отчет об использовании десантных судов на остров Даго», подписанный майором Бройнингом 20 октября 1941 года и находящийся в трофейных документах, гитлеровцы для распыления сил советского гарнизона применили демонстративные действия в разных пунктах, а высадку планировали в двух районах. Здесь им удалось закрепиться. Отсюда они провели наступление в глубь острова. Немногочисленный гарнизон Хиумы оказывал мужественное сопротивление. Ярким примером могут служить действия береговой батареи № 44 под командованием старшего лейтенанта М.А. Катаева. Она оказалась окруженной вражеским десантом. Гитлеровцы многократно пытались ее атаковать, но каждый раз откатывались, неся большие потери. Бой в окружении продолжался целый день. Были израсходованы почти все снаряды. С наступлением темноты, взорвав орудия, личный состав батареи штыками и гранатами расчистил себе путь на север. В артиллерийском погребе, где находился остаток боеприпасов, добровольно остался сержант комсомолец Е.Ф. Попов. Когда гитлеровцы подошли к батарее, он закрыл за собой люк и взорвал погреб. Прорвавшиеся артиллеристы вышли в район полуострова Тахкуна, куда отходили наши части, и приняли участие в последующих боях.

13 октября было получено приказание командования эвакуировать личный состав гарнизона Хиумы на остров Ханко и остров Осмуссар. На другой день вечером началась эвакуация. До 22 октября успели вывезти 570 человек. Оставшаяся на острове часть гарнизона продолжала героически сражаться с врагом и должна была покинуть его на катерах, присланных из Ханко. Однако вышедшие оттуда 22 октября катера так и не смогли прорваться. Советские воины, оставшиеся на острове, не сдались врагу. Верные своей Родине, они до конца бились с гитлеровскими захватчиками. Об этом красноречиво свидетельствует письмо — клятва группы последних защитников острова. В ней говорилось:

«Товарищи краснофлотцы! Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на острове Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше все погибнем до единого, чем сдадим наш остров. Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать с честью, выполнив свой долг перед Родиной. Прощайте, товарищи. Мстите фашистским извергам за нашу смерть. По поручению подписали Курочкии, Орлов, Конкин».

Полтора месяца сравнительно небольшой гарнизон Моонзундских островов сражался в глубоком вражеском тылу. В самые напряженные дни обороны Ленинграда он отвлек на себя две дивизии противника с частями усиления и значительные силы авиации и флота, в жестоких боях нанеся противнику большие потери в людях и боевой технике.

Источник: http://www.rkka.ru/oper/moon/main.htm

«Москитные силы» Балтийского флота активно участвовали в боях за острова Моонзундского архипелага, боролись с немецкими конвоями, направлявшимися в Рижский залив. Особенно драматичным оказался бой 27 сентября, вошедший в советскую историю как бой в бухте Лыу. Этот бой, не имевший для Кригсмарине большого значения, является одним из наиболее крупных боевых столкновений советской береговой обороны с военными кораблями противника за всю историю её существования.

С немецкой стороны в бою участвовали крейсер «Лейпциг», один эсминец типа «1936А», пять миноносцев (Т-2, Т-5, Т-7, Т-8 и Т-11) и, возможно, два торпедных катера типа «S-26»Советская береговая оборона в районе бухты Лыу состояла из 315-й батареи и батареи 25-А. Если 315-я батарея представляла собой капитальное сооружение, имевшее на вооружении четыре 180-мм орудия, расположенных в башнях, то батарея 25-А была типичным временным сооружением, имевшим на вооружении одно расположенное на открытой площадке 130-мм орудие. Кроме артиллерии советское командование располагало четырьмя торпедными катерами под общим руководством старшего лейтенанта В. П. Гуманенко.

С утра 26 сентября немецкий отряд приблизился к побережью п-ова Сворбе. В 6 часов утра немецкие корабли (крейсеры «Лейпциг», «Эмден» и 3 миноносца) впервые обстреляли позиции советских войск и береговую батарею №315. Из-за плохой видимости самолёт-корректировщик использовался только для противолодочного патрулирования, что снизило точность стрельбы. Обстрел продолжался до полудня, после чего немецкие корабли отошли.

На следующий день все повторилось, только с задержкой почти на полчаса. около 9 часов 20 минут крейсер «Лейпциг» стал на якорь, а шесть (по другим данным – восемь) кораблей эскорта находились к северу от него, прикрывая флагман от возможных атак подводных лодок. Около 9 часов 25 минут крейсер «Лейпциг» катапультировал самолёт-корректировщик и через 5 минут открыл огонь из главного калибра. Вскоре открыли ответный огонь советские батареи №315 и 25-А.
В 9 часов 35 минут четыре советских торпедных катера (№67, №83, №111, №164) вышли из своей базы в бухту Лыу с задачей атаковать лёгкие корабли противника. Во время перехода катера трижды подверглись атакам немецких самолётов. В 10 часов 25 минут дозорные катеров обнаружили сначала дымы, а затем и силуэты немецких кораблей. Около 11 часов «Лейпциг» снялся с якоря и через 20 минут по катерам открыли огонь крейсер и корабли эскорта. Дальнейшая торпедная атака происходила следующим образом:

  • катер №83 поставил дымовую завесу для прикрытия атаки, а затем атаковал торпедой один из миноносцев;
  • катер лейтенанта Ущева с дистанции в 5–6 кабельтовых атаковал торпедой крейсер «Лейпциг»;
  • катер лейтенанта Ущева атаковал торпедой миноносец;
  • катер лейтенанта Афанасьева атаковал крейсер «Лейпциг» двумя торпедами;
  • немецкий снаряд попал в таранный отсек катера №83;
  • катер лейтенанта Ущева снял экипаж с катера №83 и поджёг судно пулемётным огнём.

Около 11 часов 40 минут торпедные катера прекратили атаку.

Немецкие корабли, расстрелявшие большую часть боезапаса основного калибра по катерам, были вынуждены уйти. Больше в обстрелах советских войск они не участвовали.

Источники: http://warspot.ru/1874-nenuzhnyy-korabl-krigsmarine

http://maxpark.com/community/14/content/3351197

http://igor-ktb.livejournal.com/12476.html

Захватив о.Вормси, а также Кессулайд, где оборонялись всего 16 бойцов, немецко-фашистское командование начало высадку на о.Муху. 13 сентября к заливу Лыу подошло крупное соединение немецких кораблей и десантных судов с войсками. На следующее утро вражеские войска высадились на о.Муху в двух пунктах — у Куйвастэ и Каластэ. Гарнизон острова, состоявший из двух стрелковых батальонов 79-го стрелкового полка и двух неполных инженерно-строительных рот, оказал упорное сопротивление, в результате десант у Каластэ был почти полностью уничтожен. У Куйввстэ немцы закрепились и, перебросив сюда в течение дня более четырех батальонов, перешли в наступление.

Утром того же дня противник предпринял еще одну попытку демонстрации высадки десанта — на этот раз на о.Сарема, на его юго-восточное побережье, в бухту Кейгуста. Он направил сюда большие силы, свыше 40 судов, в том числе миноносцы, тральщики, сторожевые суда, плавучие батареи. В то вреля как отряд кораблей начал обстрел о.Абрука и порта Курессаре, остальные силы направились к Кейгусте для демонстративной высадки десанта. В том и другом районах гитлеровцы получили отпор. Метким огнем береговых батарей с о.Абрука, из района Кейгусты и полуострова Кюбассаре были потоплены 12 катеров и два траулера, до двух десятков других судов получили повреждения, а уцелевшие поспешили удалиться.

Одновременно с демонстрацией высадки морского десанта гитлеровцы дважды предпринимали выброску воздушного десанта на полуостров Кюбассаре, но они были уничтожены личным составом береговой батареи № 43. В дальнейшем, когда враг вторгся на остров Сарема, воины батареи вновь показали образцы отваги и героизма. Оказавшись в полном окружении, они дрались до последнего снаряда, а затем, приведя в негодность материальную часть, с боем прорвались из окружения.

При отражении вражеских десантов гарнизон Муху отстаивал буквально каждую пядь земли. На помощь ему с острова Саремы подошел отряд добровольцев под командованием начальника штаба Балтийского оборонительного района подполковника А.И. Охтинского. Бои на острове продолжались трое суток, оборонявшиеся части понесли большие потери и 17 сентября по приказу командования отошли по Ориссарской дамбе на Сарему, после чего взорвали ее.

Источник: http://www.rkka.ru/oper/moon/main.htm

Как и в годы первой мировой войны, острова Моонзундского архипелага осенью 1941 года стали ареной ожесточенных боев. Моонзундские острова привлекали внимание немецко-фашистского командования своим исключительно выгодным стратегическим положением. Они прикрывают входы в Финский и Рижский заливы, а следовательно, и морские подступы к крупнейшим политическим и промышленным центрам на северо-западе нашей страны. В августе — сентябре 1941 года именно с аэродромов о. Сарема (Эзель) советская авиация нанесла первые бомбардировочные удары по Берлину.

Накануне боев за острова гарнизоны их состояли из частей и соединений 8-й армии и флота общей численностью 23663 человека. Защитники островов располагали 142 орудиями береговой, полевой и зенитной артиллерии, 60 минометами, 795 пулеметами. Береговая артиллерия состояла из 17 батарей (всего 54 орудия калибром от 100 до 180 мм). Для отражения десанта имелось восемь торпедных катеров и 12 самолетов-истребителей.

В начале сентября немецко-фашистское командование приступило к форсированной подготовке операции по захвату островов, для чего оно выделило крупные наземные, морские и воздушные силы, а также многочисленные десантные средства (до 350 различных судов: 26 десантных паромов типа «Зибель», 182 штурмовых бота, 140 катеров). Сухопутные войска противника состояли из трех пехотных дивизий, двух саперных и одного понтонного полка, финского батальона, артиллерийской группы поддержки, воздушные — имели 60 самолетов. Морские силы для высадки десанта и поддержки его на берегу располагали флотилией миноносцев, двумя флотилиями торпедных катеров, двумя флотилиями тральщиков, флотилией охотников за подводными лодками, семью плавучими батареями.

8 сентября после продолжительного артиллерийского обстрела немецко-фашистские войска начали высадку на о.Вормси. Гарнизон острова, состоявший из двух неполных рот и усиленный подкреплениями с Хиумы, трое суток успешно отражал натиск превосходящих сил врага. Лишь после того, как были полностью исчерпаны все возможности обороны, остатки героического гарнизона отошли на о.Хиума.

Захватив о.Вормси, а также Кессулайд, где оборонялись всего 16 наших бойцов, немецко-фашистское командование начало высадку на о.Муху. В течение 11—13 сентября вражеская артиллерия и авиация наносили удары по оборонительным сооружениям на острове, выпустив до 15 тыс. снарядов и сбросив около 3000 бомб. Одновременно противник провел демонстрацию высадки десанта у полуострова Сырве, чтобы отвлечь внимание защитников от главного направления высадки. 13 сентября к заливу Лыу подошло крупное соединение немецких кораблей и десантных судов с войсками. Своими действиями здесь противник пытался оттянуть наши силы с острова Муху накануне высадки десанта. Но наши торпедные катера под командованием капитан-лейтенанта С.А. Осипова, береговая артиллерия и самолеты-истребители заставили гитлеровцев поспешно оставить район залива Лыу и уйти в западном направлении. При этом было потоплено три немецких транспорта. Замысел вражеского командования по расчленению сил обороны был сорван.

Источник: http://www.rkka.ru/oper/moon/main.htm