Browse Tag: Ленинград

Осенью 1941 года немецкие войска группы «Север» рвались к Ленинграду. Сдерживать их наступление была призвана сбитая на скорую руку 54-я армия, созданная для прикрытия города с востока. В затяжных боях 1-й Синявинской операции советские танкисты зачастую оставались на линии обороны даже с повреждениями и без горючего. Некоторым из них удавались настоящие подвиги. Одним из таких стал ноябрьский бой за деревню Жубкино, который прославил лейтенанта Мартынова. Александр Максимович Мартынов родился 10 (23) ноября 1911 года в селе Борисовка, ныне посёлок Белгородской области, в семье рабочего. Окончил 6 классов и фабрично-заводское училище. Работал слесарем на заводе в городе Харьков. В Красной Армии с 1933 года. В 1939 году окончил курсы младших лейтенантов. На фронте в Великую Отечественную войну с июня 1941 года. С сентября 1941 года – командир роты 16-го танкового полка 16-й танковой бригады 54-й армии Ленинградского фронта. (материал с WARSPOT.RU)

1941-11-9-2
Лейтенант Александр Мартынов

Времени подготовиться к боям бригаде Мартынова не хватало, немцы рвались к Ленинграду. 16-ю танковую направили в 54-ю армию – такое же скороспелое формирование, как и бригада. Она создавалась для прикрытия Ленинграда с востока, но в 41-м планы менялись быстро – вместо обороны подступов к городу на Неве Мартынов и другие солдаты и офицеры 54-й должны были наступать, пытаясь разорвать замкнувшееся вокруг Ленинграда блокадное кольцо. Враг был силён и умел, наступление 54-й армии увязло в немецкой обороне. На 1 ноября в 16-й бригаде числилось «на ходу» два КВ, три Т-34, четыре БТ и один Т-26. Все они считались «ограниченно боеспособными» – по причине изношенности двигателей, коробок передач и других агрегатов. Все моторы выработали положенную норму часов в полтора-два раза. Зачастую танкистам приходилось возглавлять атаки пехоты, вновь и вновь возвращаясь, чтобы залёгшая цепь поднялась и пошла за танками. А иногда – даже подменять пехотных командиров. Так было, например, в бою за деревню Наростыня 4 ноября 1941, где Мартынов успел зарекомендовал себя с лучшей стороны.

Но «звездный» – во всех смыслах – час лейтенанта Мартынова был ещё впереди. В ночь на 8 ноября 1941 года немцы атаковали позиции 6-й бригады морской пехоты в деревне Жубкино. На подмогу к морякам отправили отряд Мартынова. О роте тяжёлых танков он уже давно забыл – у лейтенанта был лишь его собственный КВ и два наскоро отремонтированных старых Т-26, которым в бой с немецкими танками лучше было не соваться. Тем более, у немцев из 12-й танковой дивизии в этом бою было серьёзное численное превосходство. Мартынов мог рассчитывать на свой боевой опыт, ночь – и, конечно, избитую вражескими снарядами, но пока не подводившую его броню «Клима Ворошилова». Бой за деревню шёл два с половиной часа и закончился победой – нашей.

«Боевое донесение № 110 штабриг 16 8.XI.41 г. 22.00 с.Запорожье.

2.00 8.11.41. Танковый взвод 16 тп под командованием лейтенанта Мартынова в составе: 1 КВ, 2 Т-26 совместно с пехотой атаковали пр-ка, где уничтожили 8 лёгких танков, 1 бронемашину и до 100 чел. пехоты. Из этих танков 3 сгорело, 5 эвакуированы в р-н [неразборчиво], 2 из которых совершенно исправны, 3 возможно восстановить, которые танковые экипажи 16 тп будут осваивать, после чего эти танки будут введены в строй.
Наши потери – 1 танк Т-26 подбит, который с поля боя эвакуирован, [потерь] личного состава – нет.»

За этот и другие бои лейтенант Александр Максимович Мартынов был представлен к званию Героя Советского Союза.

Источники: http://warspot.ru/3527-tankovyy-podvig-leytenanta-martynova

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=13141

Героический подвиг совершили моряки сторожевого корабля Ладожской военной флотилии «Конструктор», корабля-ветерана российского Военно-Морского Флота, почти ровесника легендарного крейсера «Аврора». После того как началась Великая Отечественная война, на «Конструкторе» вновь было установлено артиллерийское вооружение, и в августе 1941 года он вступил в строй как сторожевой корабль Ладожской военной флотилии. Две паровые машины общей мощностью 8300 лошадиных сил позволяли «Конструктору» развивать скорость до 23 узлов (42 километра в час), а три орудия 100-миллиметрового калибра, зенитные пушки и пулеметы вернули его в строй боевых кораблей, способных выполнять большой круг задач. Единственным недостатком корабля было отопление котлов углем, из-за чего густые облака черного дыма часто предательски демаскировали его.

4 ноября «Конструктор», стоя на рейде у Осиновецкого маяка, принимал эвакуируемых из Ленинграда — рабочих и инженерно-технических работников с семьями. В 19 часов «Конструктор» вместе со сторожевым кораблем «Пурга» снялся с якоря и, густо дымя, направился в сторону Новой Ладоги. Спустя 15 минут «Конструктор» был внезапно атакован «юнкерсом». Две сброшенные бомбы легли за кормой. Вслед за первым самолетом, не замеченным из-за облачности, вынырнул другой «юнкере» и тоже сбросил две бомбы. На этот раз бомбы попали в носовую часть корабля. От взрыва корабль сильно содрогнулся, погас свет, и в то же мгновение неистово завыла сирена: ее приводной трос при взрыве натянулся, и сирена пришла в действие. Те, кто был наверху, видели, как в один момент отвалилась вся носовая часть корабля с кубриками и помещениями, в которых было полно пассажиров — женщин, детей — и моряков, свободных от вахты. В том месте, где разорвались бомбы, металлическая обшивка наружных бортов отвалилась, палубы получили изгиб, и вся носовая часть ее со спрессованными тремя палубами погрузилась в воду.

«Конструктор» погружался в воду. Вода стала быстро заполнять не пострадавшую от взрыва остальную часть верхней палубы, наводя панику на находившихся там пассажиров. Угол наклона на нос угрожающе увеличивался. Казалось, что судно проваливается. С носовой частью затонуло помещение первого котельного отделения. В смежном помещении второго котельного отделения от сотрясения при взрыве разрушилась кирпичная кладка водотрубного котла. Из разорванных труб котла повалил пар. Переборка еле выдерживала давление напора воды, затопившей смежное помещение первого котельного отделения. Через швы, через заклепки, через клинкеты бункеров вода врывалась в помещение. Положение корабля было критическим. Но команда под руководством механика П. А. Можейко упорно боролась за его спасение. Аварийная партия стала заделывать пробоины, ставить упоры и переборки. Через 30-40 минут вода пошла на убыль, но положение продолжало оставаться угрожающим. К борту подошла канонерская лодка «Бурея», на которую перебрались оставшиеся в живых пассажиры. Прибывший на канонерской лодке командир дивизиона капитан 3-го ранга К. М. Балакирев решил снять с «Конструктора» команду, однако для продолжения борьбы за живучесть оставил на корабле 15 человек, в том числе командира корабля капитана 3-го ранга Г. А. Купидонова. И «Конструктор» был спасен. Удалось это благодаря мужеству и умелым действиям моряков, оставшихся на борту.  Спустя немного времени с большим дифферентом на нос, с приподнятой кормой и торчащими из воды оголенными лопастями гребного винта, подрабатывая своими машинами, «Конструктор», буксируемый спасательным кораблем «Сталинец» и буксиром «Никулясы», кормой вперед входил в пустынную бухту Морье.

Источник: http://militera.lib.ru/h/rusakov_zg/01.html

Несмотря на суровые блокадные условия, Ленинградский городской комитет партии и городской Совет депутатов трудящихся приняли решение о необходимости продолжить обучение детей. Еще в конце октября 1941 года 60 тысяч школьников первых-шестых классов приступили к учебным занятиям в бомбоубежищах школ и домохозяйств, в красных уголках и квартирах. А с 3 ноября в 103 школах Ленинграда за парты сели более 30 тысяч учащихся 7-10 классов. Общее число детей, приступивших к занятиям в блокадном городе, составляло 90152, менее четверти довоенного количества ленинградских школьников. Это объясняется и тем, что многие школьники старших классов работали на предприятиях, заменив у станков отцов и старших братьев, ушедших на фронт. Для детей рядового и младшего начальствующего состава, призванного в ряды Красной Армии и Военно-Морского Флота, решением Совнаркома СССР с 1 июля 1941 года была отменена плата за обучение в 8 – 10 классах средних школ, техникумах и вузах.

Занятия проходили в необычной обстановке. Часто во время урока раздавался вой сирены, возвещавшей об очередной бомбежке или артобстреле. Ученики быстро и организованно спускались в бомбоубежище, где занятия продолжались. Каждый учитель обычно имел два плана урока: один – для работы в нормальных условиях, другой – на случай артобстрела или бомбежки. Обучение проводилось по сокращенному учебному плану, в который были включены только основные предметы. Была разработана программа военно-физкультурной подготовки старших школьников. Для девушек 8-10 классов была разработана программа по военно-санитарной подготовке. В школах создавались военные кабинеты. Военное дело школьники изучали наряду с общеобразовательными предметами. В его программу входила физическая подготовка, строевые занятия, стрелковая подготовка, военная топология, санитарное дело, знакомство с уставом РККА.

Городской отдел здравоохранения направил для обучения школьников военно-санитарному делу свои высококвалифицированные медицинские кадры. Под руководством врачей-специалистов школьники получали теоретическую подготовку, практические навыки по оказанию первой медицинской помощи. Некоторые старшеклассницы обучались на курсах по подготовке медсестер по уходу за больными и ранеными. Кроме специального военного обучения, в каждом предмете обязательно была отражена военная тематика. В курсе физики – её приложение в артиллерии, авиа — и мотомеханизмов; в химии – ее использование в военно-технической и химической войне; в естествознании вводилось изучение военно-санитарного дела; в курсе истории и географии предполагалось полнее осветить захватническую политику фашистской Германии по отношению к славянским народам.

Источник: http://mognovse.ru/qig-shkoli-leningrada-v-1941-1942-uchebnom-godu.html

До войны в Ленинграде было порядка 100 тысяч телефонных номеров. С началом блокады все работы по реконструкции и расширению линейных сооружений Ленинградской телефонной сети были прекращены, а количество действующих телефонов в короткие сроки сократилось вдвое. В связи с решением военного совета Ленфронта в городе было выключено около 50 тысяч телефонов.

В осажденном Ленинграде в задачу работников городской телефонной сети входило обеспечение связью партийных и городских организаций, штаба Ленинградского фронта и воинских частей, обороняющихся на подступах к городу и в самом городе. Линейные сооружения телефонной сети использовались для радиовещания и оповещения жителей Ленинграда о воздушной тревоге, артиллерийских обстрелах и противовоздушной обороне. Линий ЛГТС служили также для связи городского штаба Местной противовоздушной обороны с районными штабами и объектами МПВО. Главным требованием к связистам была непрерывная и бесперебойная связь с Москвой. В первой декаде сентября 1941 года, как только кольцо блокады замкнулось, через Ладогу был проложен телеграфный полевой кабель, но он проработал всего несколько дней. Тогда было решено проложить бронированный подводный кабель по дну Ладожского озера по линии Осиновец — Новая Ладога. Он был специально изготовлен на заводе «Севкабель» осенью 1941 года (позднее на этом же предприятии сделали силовой кабель для прорыва «энергетической блокады» Ленинграда в 1942 году). Работы по прокладке телефонного кабеля проходили в неимоверно тяжелых условиях, но цель была достигнута, и в ноябре 1941 года начала действовать телефонная связь осажденного Ленинграда с Москвой по подводной линии через Ладожское озеро.

Источник: http://politikus.ru/articles/9847-leningrad-16-dekabrya-1943-v-gorodskih-rayonah-vosstanavlivayut-telefonnye-linii.html

К началу октября 1941 года группа армий «Север», удерживая участок фронта от южного побережья Ладожского озера до озера Ильмень, не имела достаточно сил для непосредственного для штурма Ленинграда. Исходя из этого, было принято решение уничтожить город огнём артиллерии и ударами с воздуха, а защитников и жителей города уморить голодом. Для того чтобы полностью блокировать Ленинград, в первых числах октября 1941 года немецкое командование вернулась к подготовке плана наступления на Тихвин с целью соединиться с финскими войсками на реке Свирь. В этой обстановке, советское командование приступило к подготовке второй операции по прорыву блокады города. Хотя Ленинградский фронт не мог рассчитывать на получение значительных резервов, 12 октября Ставка ВГК своей директивой приказала незамедлительно организовать наступление войск 55-й, 54-й армий и «Невской оперативной группы» с целью согласованными действиями овладеть станцией Мга и прорвать блокаду.

Перед началом операции советские войска не имели значительного превосходства в живой силе и артиллерии перед противником, но путём перегруппировки частей удалось создать на участках главных ударов превосходство в силах и средствах в 2-3 раза. Командование Ленинградского фронта рассчитывало успешно осуществить операцию в короткие сроки, но 16 октября три немецких армейских корпуса 16-й армии перешли в наступление на тихвинском направлении, что поставило операцию под угрозу срыва. Несмотря на это, Ставка ВГК настояла на начале операции в установленные сроки. Сразу после начала наступления советские войска встретили ожесточённое сопротивление противника и не смогли сходу добиться каких-либо успехов. Наступающие пехотные части были плохо подготовлены для форсирования такой водной преграды как река Нева и для ведения боевых действий в лесисто-болотистой местности.

В районе Московской Дубровки вели ожесточённые бои на левом берегу Невы 86-я, 115-я и 265-я стрелковые дивизии. На правом берегу для переправы на плацдарм были сосредоточены значительные силы, в том числе 123-я краснознамённая тяжёлая танковая бригада оснащенная танками КВ-1. Поскольку переправить тяжелые танки на левый берег оказалось очень трудно, через некоторое время было принято решение перебросить эти танки в распоряжение 55-й армии для наступления вдоль южного берега Невы со стороны села Ивановское. Наступление 54-й армии развивалось также с большим трудом. Лишь 4-я гвардейская стрелковая дивизия и 16-я танковая бригада добились некоторого успеха в районе Тортолова. При этом уже к 23 сентября части армии понесли очень большие потери и не могли больше наступать — в некоторых полках осталось по 300 активных штыков.

26 октября, по просьбе И. И. Федюнинского, Ставка ВГК провела рокировку между ним и М. С. Хозиным. М. С. Хозин был назначен командующим Ленинградским фронтом, а сам И. И. Федюнинский — командующим 54-й армией. К концу октября стало очевидным, что новое наступление советских войск на синявинском направлении застопорилось. Кроме того, в эти дни резко обострилась ситуация в районе Тихвина, что заставило командование фронтом перебросить на это направление ряд соединений, прежде всего из состава 54-й армии. Исходя из сложившейся обстановки было принято решение временно приостановить операцию по прорыву блокады Ленинграда и скорректировать план дальнейшего наступления.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/2-я_Синявинская_операция_(1941)