воздушная война — Военный дневник

Browse Tag: воздушная война

Тимур Фрунзе
Тимур Фрунзе

Тимур Фрунзе — сын выдающегося деятеля Советского государства, легендарного полководца Гражданской войны — рано лишился родителей. Сначала Тимур воспитывался у бабушки, а в 1931 году его и сестрёнку Таню взял в свою семью К. Е. Ворошилов. В семье Климента Ефремовича дети М. В. Фрунзе были окружены вниманием, заботой и лаской. Окончив 7 классов, Тимур поступил во 2-ю Московскую артиллерийскую спецшколу. Учился старательно. Но его тянуло в небо, привлекала авиация, и в 1940 году юноша идёт в знаменитую Качинскую школу военных лётчиков. Здесь по-настоящему раскрылись его способности и волевые качества. В Центральном музее Вооружённых Сил СССР в Москве экспонируется свидетельство об окончании Т. М. Фрунзе школы военных лётчиков. Против каждой дисциплины стоит одна и та же оценка: «отлично». Молодому лётчику, с отличием окончившему военное училище, предложили остаться инструктором, но он настойчиво просил направить его в действующую армию. В начале 1942 года в составе пополнения Тимур Фрунзе прибыл на Северо — Западный фронт в 191-й истребительный авиационный полк 57-й авиационной дивизии.

Командир полка, Подполковник П.К.Московец несколько дней присматривался к новичку, испытав его в облёте над своим аэродромом, или, как говорили лётчики, в «воздушном дневальстве», и только после этого назначил ведомым к командиру эскадрильи Лейтенанту И.Шутову. С первого вылета лётчики понравились друг другу. У них было много общего. Оба комсомольца, оба влюблённые в небо, оба горели ненавистью к фашистским захватчикам. Первый вылет, принесший боевую славу и ведущему Шутову и ведомому Фрунзе, был зафиксирован в их лётных книжках 15 Января 1942 года. С каждым вылетом Иван Шутов и Тимур Фрунзе всё лучше «срабатывались». Тимуру нравился спокойный, скромный и волевой командир эскадрильи. Особенно было ему приятно, что Иван — земляк отца. Шутов родился и жил в городе Шуе, где много лет вёл революционную деятельность Михаил Васильевич. Морозным утром 19 Января 1943 года комсомольцы Шутов и Фрунзе снова вылетели в паре. Они имели задачу прикрывать наступающие части от ударов вражеских бомбардировщиков. Вдруг Тимур заметил над озером Ильмень большую группу самолётов противника. Советские лётчики смело врезались в строй вражеских машин. Растерявшиеся от внезапного удара фашисты вскоре пришли в себя и вступили в бой. 8 истребителей врага против 2 наших. Вернувшись в полк, Иван Шутов долго ждал возвращения боевого друга. Никто не знал, что случилось с Тимуром. А он сражался до последнего удара сердца. Вскоре было получено горькое известие, что истребитель Тимура упал в глубокий снег в 500 метрах от деревни Отвидно Старорусского района.

Боевые друзья с почестями похоронили мужественного лётчика в парке старинного русского городка Крестцы. В 1950-х годах Т. Фрунзе был перезахоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Его имя носит улица в Москве (бывший Тёплый переулок), а на могиле установлен памятник. Родина высоко оценила подвиг своего верного сына. Президиум Верховного Совета СССР 16 Марта 1942 года посмертно присвоил Т. М. Фрунзе звание Героя Советского Союза. Имя комсомольца Тимура Фрунзе приказом Министра Вооруженных Сил СССР от 2 Декабря 1948 года навечно занесено в списки 1-й эскадрильи 161-го авиационного истребительного полка.

Источник: http://airaces.narod.ru/all12/frunze.htm

 

В.М. Петляков
В.М. Петляков

Владимир Михайлович Петляков — создатель легендарного фронтового пикирующего бомбардировщика Пе-2 — в начале Второй мировой войны сформировал свое конструкторское бюро, которое занималось строительством и модификацией «пешек» (так ласково называли его самолеты). Фашистские войска стремительно наступали, поэтому советским руководством принято решение перевести авиационный завод № 22, освоивший производство бомбардировщиков Пе-2, из Москвы в Казань. Его разместили на производственных площадях местного авиазавода № 124 выпускавшего петляковский тяжелый бомбардировщик ТБ-7 и транспортный самолет Ли-2.

В первые же дни войны ушли на фронт добровольцами и по призыву квалифицированные рабочие. Их заменили выпускниками фабрично-заводских училищ и пенсионерами. Естественно, качество сборки машин заметно ухудшилось. Да и сам самолет Пе-2 нуждался в доработке — Петляков это прекрасно понимал. Петляков отдавал себе отчет, что если его бомбардировщик не довести до кондиции, казанский завод могут передать Туполеву. Но для доводки машины требовались время и гарантия спокойной работы. Помочь ему в этом мог только нарком авиапрома Алексей Иванович Шахурин. Петляков настойчиво просил принять его, чтобы объяснить ситуацию, сложившуюся на заводе, и доложить о мерах, которые приняты по доработке Пе-2. 9 января 1942 года авиаконструктор вел производственное совещание, на котором обсуждались задачи по дальнейшему совершенствованию самолетов Пе-2. Во время совещания раздался звонок из Москвы: Шахурин готов принять Петлякова. Но как добраться до Москвы? Заводской «Дуглас» улетел в Сталинград. Тогда Петляков заявил, что отправится в столицу на боевом самолете. Главный инженер предложил лететь на Пе-2, принятом без единого замечания. Однако вмешался директор завода и отказал авиаконструктору, мотивируя свое решение тем, что самолет не прошел военной приемки. Петлякову ничего не оставалось, как лететь в Москву на первых попавшихся машинах. Ими оказались две «пешки», выпущенные для полка дальней разведки. Петляков сообщил, что на одном из самолетов полетит он, а на другом — его заместитель Александр Михайлович Изаксон. По правилам разрешение на взлет командир экипажа получал после того, как ему выдавали бланк с метеосводкой. На этот раз прогноза погоды экипаж не получил. В 13.20 на летном поле появились Петляков и его заместитель Изаксон. В очередной раз авиаконструктору предложили ехать поездом, но он отказался и с трудом забрался в заднюю кабину стрелка-радиста. В 13.40 один за другим самолеты поднимаются в небо. Через 35 минут «пешки» достигли Сергача. Обогнули его, прошли над поселком Красная Пустынь и направились к железной дороге в районе моста через реку Пьяну.

Александр Михайлович Изаксон вспоминал:

«Я обратил внимание, что стрелок все время переговаривается по внутреннему телефону и куда-то смотрит в сторону.

Когда мы сели, стрелок сказал:

— Вторая машина сгорела. Сгорела в воздухе.

Это произошло в районе Арзамаса, недалеко от Казани. Горящая машина упала в дебри леса, и потом ее отыскали с большим трудом. Все, кто летел на ней, погибли…»

Источник: http://smartwebsite.ru/index/gibel_aviakonstruktora_petljakova_na_pe_2/0-1501

Екатерина Ивановна Зеленко — лётчица, старший лейтенант, единственная в мире женщина, совершившая воздушный таран.

1941-09-12Служила в 19-й лёгкой бомбардировочной авиационной бригаде, расквартированной в Харькове. Занималась испытанием самолётов и авиационного оборудования, в течение четырёх лет освоила семь типов самолётов. Зимой 1939 — 1940 годов она участвует в Советско — Финляндской войне (единственная женщина среди лётчиков) в составе 3-й эскадрильи 11-го легкобомбардировочного авиационного полка. Совершила 8 боевых вылетов на самолёте Р-Z.

С началом Великой Отечественной войны Екатерина Зеленко снова на фронте. Июль 1941 года. 135-й бомбардировочный авиационный полк базировался близ Полтавы. Ранним утром командир полка полковник Б. Янсен поставил командиру звена Зеленко задачу: разгромить колонну немецких танков и автомашин в районе Пропойска. Командование не случайно именно ей поручило выполнение этого ответственного задания: лётчица, в отличии от многих других офицеров полка, уже имела боевой опыт. Выполнив задание группа без потерь возвратилась на аэродром. Фотоконтроль подтвердил точность бомбового удара. Лётчики вывели из строя 45 танков, 20 автомашин с пехотой и боеприпасами, до батальона солдат противника.

В августе 1941 года группа самолётов, возглавляемая старшим лейтенантом Е. И. Зеленко, наносила бомбовый удар по скоплению вражеских войск в районе Быхова. Немецкие позиции прикрывали несколько зенитных батарей. Погода была неблагоприятная. Но ничто не помешало нашим лётчикам выполнить поставленную боевую задачу. Преодолев средства ПВО противника, они успешно атаковали его позиции. Враг потерял много живой силы и боевой техники.

12 сентября 1941 года совершила два разведывательных боевых вылета на самолёте Су-2. Несмотря на то что во время второго вылета её самолёт был повреждён, она в тот же день вылетела на задание в третий раз. На обратном пути в районе города Ромны два советских самолёта были атакованы семью немецкими Me-109. Второй советский самолёт был подбит и вынужден выйти из боя. Зеленко смогла сбить один самолёт, а когда у неё закончился боезапас, таранила второй немецкий самолёт. Тем самым она уничтожила его, но при этом погибла сама.

Погибшая лётчица была похоронена местными жителями в центре села Анастасьевка Сумской области. После войны её останки были перевезены в город Курск. Посмертно еще в 1941 году представлялась к званию Героя Советского Союза, однако тогда была награждена только орденом Ленина. 5 мая 1990 указом президента СССР ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Зеленко,_Екатерина_Ивановна

http://airaces.narod.ru/woman/zelenko.htm

Первая воздушная тревога была объявлена в Ленинграде уже в ночь на 23 июня.

Город на Неве пережил первый массированный налет 8 сентября. В 16 ч 55 мин на высоте 4000 м две группы бомбардировщиков общим числом 23 машины под прикрытием «мессершмиттов» прошли над Пулковскими высотами на север. Советские истребители опоздали с вылетом и вступили в бой уже над пригородами Ленинграда. Все же им удалось нарушить строй вражеских машин, заставить многие экипажи беспорядочно сбросить бомбы. Из бомбоотсеков высыпались преимущественно зажигательные бомбы — начались пожары у Средней Рогатки, Шоссейной, в поселке Купчино. Из 6327 зажигалок 16 упали в Красногвардейском районе, 1311 — в районе Смольного, а остальные — в Московском районе. Всего в городе вспыхнуло 178 пожаров.
Огромное пламя взметнулось над Бадаевскими складами. В 1914 г. их построил купец С. И. Растеряев. Десятки деревянных зданий, возвышающихся на расстоянии всего нескольких метров друг от друга, занимали площадь 27 га на юго-западе Ленинграда (около депо Витебского вокзала) и вмещали огромные запасы разнообразных продуктов. К тушению пожара приступили 168 пожарных команд, но справиться с огнем, поднимавшимся на десятки метров и полыхавшим на полутора гектарах, не удавалось почти сутки. Сгорели 3 тыс. т муки, 2,5 тыс. т сахара.
После 22 ч к городу на высоте 6000 м стали подходить одиночные бомбардировщики — на этот раз с фугасными бомбами. Очаги пожара являлись хорошими ориентирами для гитлеровских летчиков. В течение часа на ленинградцев обрушилось 48 авиабомб, преимущественно SC250. По свидетельству заместителя главного инженера ВВС Ленинградского фронта по вооружению инженер-майора В. Н. Стрепехова, имелись разрушения в торговом порту, отмечены попадания в здание Московского вокзала (здесь три бомбы не разорвались). В тот день рухнули 12 жилых домов, водонапорная башня, несколько небольших построек; 24 человека погибли и 122 получили ранения.

В сознании ленинградцев пожар на Бадаевских складах стал причиной начала голода 1941-42 годов. Имеется версия, что запасов продовольствия в них было всего на три дня (по действовавшим тогда нормам снабжения Ленинграда). Однако расчёты показывают, что в действительности сгоревшие запасы сахара могли обеспечить потребности населения города на протяжении приблизительно одного месяца: 2,5 миллиона килограммов на 2,8 миллиона человек — это около 900 грамм на человека, то есть шесть чайных ложек сахара в день в течение месяца. С уверенностью можно сказать, что сохранность продовольствия Бадаевских складов позволила бы не снижать норму выдачи хлеба для иждивенцев и служащих в период с 20 ноября по 24 декабря 1941 года до чудовищно малого размера 125 граммов в сутки: сгоревшие 3 тыс. тонн муки могли обеспечить каждого жителя города дополнительным минимальным пайком хлеба весом 125 грамм на протяжении 18 дней (с учетом того, что в декабрьском блокадном хлебе содержалось примерно 50 % муки). Кроме того, на складах пожаром были уничтожены неизвестные точно объёмы печенья, конфет и иных продуктов.

Источники: http://militera.lib.ru/h/hazanov_db3/06.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/Бадаевские_склады

13 июля командир 8-го авиакорпуса генерал фон Рихтгофен высказал мнение, что воздушный налет на Москву, имевшую свыше 4 миллиона жителей, ускорит катастрофу русских. На следующий день Гитлер в очередной раз заявил о необходимости бомбардировки советской столицы, «чтобы нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». В середине июля на Восток из состава находящегося во Франции 3-го воздушного флота перебрасываются шесть бомбардировочных авиагрупп.

Тактика первых налетов на Москву мало отличалась от применявшейся при бомбардировках крупнейших городов Англии. Экипажам самолетов определили конкретные цели, на которые предполагалось сбросить осветительные, зажигательные и фугасные авиабомбы. Наиболее опытные экипажи брали на борт новейшие бомбы массой 2500 кг.

1941-07-21-2
Схема маскировки (кликните для увеличения)

Однако в Москве к отражению возможных налётов готовились уже давно, задолго до начала войны. В 1939 году были созданы корпуса, дивизии и отдельные бригады ПВО. К этому времени технические средства могли обнаруживать самолеты на дистанции до 100 километров. Оборонительный пояс охватывал Москву кольцом шириной 200–250 километров и был усилен по наиболее вероятным западным маршрутам налетов. От налетов вражеской авиации Москву защищали не только войска ПВО. В самом городе с последствиями бомбовых ударов боролась местная противовоздушная оборона – МПВО. Ее подразделения укрывали жизненно важные объекты, оказывали медицинскую помощь пострадавшим, тушили пожары и ликвидировали аварии.

1941-07-21-1
Бомбы на территории Кремля

Первый налёт начался вечером 21 июля. Он продолжался с 22 часов 25 минут до 3 часов 25 минут следующих суток. Налет на Москву фашисты произвели 127 бомбардировщиков. 35 Не 111 из KG 53 составляли «гвоздь программы», поскольку их главной целью был Кремль. Сначала показалось, что бомбардировщикам удалось накрыть цель, но после анализа фотоматериалов выяснилось, что вместо Кремля немцы разбомбили …стадион. После этого случая немцы уже не пытались бомбардировать резиденцию советского правительства. Налет производился четырьмя последовательными эшелонами. Первый эшелон на подступах к Москве расчленился для бомбометания, но, будучи встречен истребительной авиацией и зенитной артиллерией, был рассеян. Только одиночным самолетам удалось прорваться к городу. Последующие эшелоны – второй и третий – налет производили одиночными самолетами и мелкими группами, производя бомбардировку с горизонтального полета, с высоты 1000-3000 метров зажигательными и фугасными бомбами. Не все москвичи, уходя в бомбоубежище, успевали закрыть двери жилищ. Это стало причиной совершавшихся во время налёта квартирных краж.

Немецкие самолеты сбросили 104 тонны фугасных бомб и более 46 тысяч штук мелких зажигалок. Однако в черте города упали лишь 9 фугасных и около 5000 зажигательных бомб. В результате первого налета в Москве пострадало 792 человека, 130 из которых погибли.

Источник: http://razvitie-48.ru/70-letie-velikoi-pobedy-1/3557/otrazhenie-pervogo-massirovannogo-naleta-nemecko-fa/

  • 1
  • 2