Browse Tag: ВМФ

1 октября 1941 года командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков приказал командующему Балтийским флотом вице-адмиралу В. Ф. Трибуцу высадить десанты на побережье и помочь 8-й и 42-й армиям фронта соединиться на южном побережье Финского залива. Десант должен был отвлечь на себя силы врага, выбить его из Петергофа и развивать наступление навстречу частям 8-й армии, имеющей задачу наступать со стороны Ораниенбаума.

Для десанта в Петергоф были спешно сформированы 5 сводных рот общей численностью 510 человек. Основу десанта составляли моряки, а также курсанты учебного отряда флота и морского училища политсостава. Спешно созданные роты не владели тактикой сухопутного боя, испытывали недостаток вооружения, учебных занятий не производили, полевой защитной формы не получили и направлены в бой в чёрном флотском обмундировании.

Высадка десанта началась на рассвете 5 октября в районе пристани дворца Монплезир в Нижнем парке и в Александрии (катера буксировали шлюпки с десантом, часть бойцов высаживалась непосредственно с катеров). Противник не обнаружил его приближение (или умышленно дал возможность приблизиться к берегу), но сразу после высадки разгорелся упорный бой. В первые же минуты погиб командир отряда Ворожилов, управление отрядом нарушилось. При высадке потоплен один катер, ещё один пропал без вести.

Десантники прорвались в Нижний парк, но были быстро отрезаны от берега. В парке бой шёл свыше суток, последние очаги сопротивления подавлены к 7 октября. Артиллерия из Кронштадта вела огонь в поддержку десанта, но ввиду отсутствия данных от десанта — по площадям в глубине вражеской обороны. Такой артогонь не мог оказать влияния на ход сражения и был по существу, тратой снарядов. Авиационная поддержка отсутствовала вообще. Противотанковых средств у десантников не было. При такой организации боя десант был обречен на гибель с самого начала. 7 октября авиацией были сброшены для связи ящики с почтовыми голубями, и направлена группа бронекатеров, которая была встречена огнём и не смогла подойти к берегу. В последующие дни командование флота посылало в район боя одну за другой несколько разведгрупп, большинство которых погибло или пропало без вести.

Десантная операция в тыл врага провалилась. Катерами флота спасён только один выплывший в залив раненый моряк (Борис Шитиков), ещё несколько человек после тяжёлых ранений взяты в плен. При этом личный состав десанта проявил исключительный героизм и самопожертвование. Моряки сражались до последнего патрона, многие погибли, пытаясь сойтись с врагом в рукопашные схватки. Для поиска и уничтожения последних моряков немцы запустили в Нижний парк несколько десятков овчарок, многие раненые бойцы были загрызены собаками. В плен попали только несколько человек, все после тяжёлых ранений и в большинстве — в бессознательном состоянии. В расположение наших войск никому прорваться не удалось.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Петергофский_десант

«Москитные силы» Балтийского флота активно участвовали в боях за острова Моонзундского архипелага, боролись с немецкими конвоями, направлявшимися в Рижский залив. Особенно драматичным оказался бой 27 сентября, вошедший в советскую историю как бой в бухте Лыу. Этот бой, не имевший для Кригсмарине большого значения, является одним из наиболее крупных боевых столкновений советской береговой обороны с военными кораблями противника за всю историю её существования.

С немецкой стороны в бою участвовали крейсер «Лейпциг», один эсминец типа «1936А», пять миноносцев (Т-2, Т-5, Т-7, Т-8 и Т-11) и, возможно, два торпедных катера типа «S-26»Советская береговая оборона в районе бухты Лыу состояла из 315-й батареи и батареи 25-А. Если 315-я батарея представляла собой капитальное сооружение, имевшее на вооружении четыре 180-мм орудия, расположенных в башнях, то батарея 25-А была типичным временным сооружением, имевшим на вооружении одно расположенное на открытой площадке 130-мм орудие. Кроме артиллерии советское командование располагало четырьмя торпедными катерами под общим руководством старшего лейтенанта В. П. Гуманенко.

С утра 26 сентября немецкий отряд приблизился к побережью п-ова Сворбе. В 6 часов утра немецкие корабли (крейсеры «Лейпциг», «Эмден» и 3 миноносца) впервые обстреляли позиции советских войск и береговую батарею №315. Из-за плохой видимости самолёт-корректировщик использовался только для противолодочного патрулирования, что снизило точность стрельбы. Обстрел продолжался до полудня, после чего немецкие корабли отошли.

На следующий день все повторилось, только с задержкой почти на полчаса. около 9 часов 20 минут крейсер «Лейпциг» стал на якорь, а шесть (по другим данным – восемь) кораблей эскорта находились к северу от него, прикрывая флагман от возможных атак подводных лодок. Около 9 часов 25 минут крейсер «Лейпциг» катапультировал самолёт-корректировщик и через 5 минут открыл огонь из главного калибра. Вскоре открыли ответный огонь советские батареи №315 и 25-А.
В 9 часов 35 минут четыре советских торпедных катера (№67, №83, №111, №164) вышли из своей базы в бухту Лыу с задачей атаковать лёгкие корабли противника. Во время перехода катера трижды подверглись атакам немецких самолётов. В 10 часов 25 минут дозорные катеров обнаружили сначала дымы, а затем и силуэты немецких кораблей. Около 11 часов «Лейпциг» снялся с якоря и через 20 минут по катерам открыли огонь крейсер и корабли эскорта. Дальнейшая торпедная атака происходила следующим образом:

  • катер №83 поставил дымовую завесу для прикрытия атаки, а затем атаковал торпедой один из миноносцев;
  • катер лейтенанта Ущева с дистанции в 5–6 кабельтовых атаковал торпедой крейсер «Лейпциг»;
  • катер лейтенанта Ущева атаковал торпедой миноносец;
  • катер лейтенанта Афанасьева атаковал крейсер «Лейпциг» двумя торпедами;
  • немецкий снаряд попал в таранный отсек катера №83;
  • катер лейтенанта Ущева снял экипаж с катера №83 и поджёг судно пулемётным огнём.

Около 11 часов 40 минут торпедные катера прекратили атаку.

Немецкие корабли, расстрелявшие большую часть боезапаса основного калибра по катерам, были вынуждены уйти. Больше в обстрелах советских войск они не участвовали.

Источники: http://warspot.ru/1874-nenuzhnyy-korabl-krigsmarine

http://maxpark.com/community/14/content/3351197

http://igor-ktb.livejournal.com/12476.html

Имя линкора «Марат» неразрывно связано с обороной Ленинграда. Начало войны застало корабль на Большом Кронштадтском рейде. Уже в 14 часов 22 июня он впервые открыл огонь по противнику, обстреляв финский самолёт-разведчик. 14 сентября линкор получил первые попадания вражеских снарядов. 16 сентября, корабль подвергся массированной атаке 27 пикирующих бомбардировщиков. «Марат» получил десять 150-мм снарядов и четыре прямых попадания 250-кг бомб. На линкоре вышел из строя ряд вспомогательных механизмов, перестали действовать кормовая группа 76-мм зенитных орудий и носовая батарея 37-мм зенитных автоматов. Эти попадания значительно ослабили возможности ПВО корабля и сыграли роковую роль в истории «Марата». Линкор направили на ремонт в Кронштадт, и 18 сентября он стал к причалу Усть-Рогатки. Немецкая авиация продолжала следить за кораблём, был разработан новый план уничтожения линкора. На аэродром в Тирково из Германии доставили 1000-кг бронебойные бомбы РС-1000.

Ханс-Ульрих Рудель
Ханс-Ульрих Рудель. Автор попадания в «Марат»

В 11.44 23 сентября линкор атаковали «штуки». Первая 1000-кг бомба упала рядом с левым бортом линкора. Огромный корабль получил крен на правый борт. В этот момент в носовую часть «Марата» попала 1000-кг бронебойная бомба. Она пробила броню, взорвалась внутри корабля и вызвала детонацию боезапаса первой башни ГК. Произошёл огромной силы взрыв. Пламя поглотило надстройку линкора, её оторвало от корпуса и отбросило к причалу. Осколки от взрыва разлетелись по всей Средней гавани Кронштадта. Столб дыма окутал причал Усть-Рогатки, он поднялся вверх на высоту около километра. Погибло 326 моряков, в т.ч. командир и комиссар корабля. Корпус «Марата» сел на грунт гавани. Он был сильно разрушен и перестал существовать как боевой корабль.

Взрыв «Марата» в Кронштадте 23 сентября 1941 г.
Взрыв «Марата» в Кронштадте 23 сентября 1941 г.

Сразу после взрыва на «Марате» экипаж начал борьбу за живучесть, «маратовцам» удалось предотвратить затопление остальных отсеков корабля. На помощь им пришли моряки с других кораблей. Взрыв перебил корпус линкора в районе 45-57 шпангоутов, в корпус попало около 10000 т воды, разрушена надводная часть корпуса в районе носовой надстройки, перестали существовать носовая башня ГК, фок-мачта с боевой рубкой, надстройкой и первой дымовой трубой. Многие корабельные системы жизнеобеспечения вышли из строя. Корпус линкора лёг на грунт, но из-за небольших глубин в гавани он не затонул, борт продолжал выступать из воды на 3 м. Морякам «Марата» удалось посадить корабль на ровный киль и вскоре начались работы по восстановлению его боеспособности.

Третья и четвёртая башни ГК не пострадали при взрыве, вторая башня ГК нуждалась в ремонте. Было решено использовать корабль в качестве несамоходной плавбатареи. За месяц удалось кормовую часть частично отремонтировать и откачать воду, после чего башни №3 и №4 смогли вести огонь по противнику. При этом для усиления защиты, на палубу настелили гранитные плиты с набережной, позволившие выдерживать попадания снарядов немецких осадных батарей. К концу 1942-го года была введена в строй и башня №2, в результате чего огневая мощь корабля, являвшегося фактически несамоходной плавбатареей, составила девять 305-мм орудий.

Источники: https://topwar.ru/30270-plavuchie-batarei-ne-tron-menya-i-marat.html

http://caponier.ru/istoriya-gibeli-linkora-marat/

http://masterok.livejournal.com/1207992.html

31 августа 1941 года в 16:40 первый союзный конвой под кодовым названием «Дервиш» без потерь прибыл в Архангельск. Официально конвой не получил буквенной литеры PQ, но в литературе и СМИ встречаются упоминания об этом конвое под литерами с номером PQ-0.

Конвой был сформирован в составе четырех транспортов: голландского SS Alchiba и английских SS Lancastrian Prince, SS New Westminster City, SS Trehata – в Ливерпуле, который суда покинули 12 августа 1941 года. В главной базе Королевского ВМФ, в бухте Скапа-Флоу в Шотландии, к нему присоединились еще два английских транспорта: SS Esneh и SS Lanstephan Castle. На последнем и самом крупном в составе конвоя (водоизмещение более 11 тыс. тонн) находились персонал и оборудование 151-го авиакрыла Королевских ВВС, включая 15 разобранных истребителей «Харрикейн Mk IIB», предназначенных для усиления противовоздушной обороны Кольского залива. Сопровождение конвоя осуществляли 15 кораблей ВМФ Великобритании. 

Выгружали транспорты на Бакарице, на левом берегу Северной Двины. Всего «Дервиш» доставил в СССР 10 000 тонн каучука, 1500 тонн форменных ботинок, олово, шерсть, а также другие грузы и вооружение – 3800 глубинных бомб и магнитных мин, 15 самолетов.

4 сентября разгрузка транспортов была завершена, и началось формирование обратного конвоя, впервые получившего буквенно-цифровое обозначение «QP-1». Он покинул Архангельск 28 сентября, в его составе были 6 транспортов «Дервиша» и 8 советских пароходов, груженых лесом. Охранение конвоя на разных этапах осуществляли тяжелый крейсер «Лондон», три эсминца, три английских корвета и три тральщика. Также конвой сопровождал флотский танкер RFA Black Ranger. 10 октября конвой прибыл в бухту Скапа-Флоу без потерь.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Дервиш_(арктический_конвой)

http://www.arhcity.ru/data/455/89_10_12_2015_AGVS.pdf

Разрешение на эвакуацию флота и промышленного оборудования из Таллина было получено только 26 августа, когда немецкая артиллерия уже вела огонь по советским кораблям в Таллинском порту. Из-за промедления противник успел блокировать позиции кораблей Балтийского флота, перегородив минными заграждениями узкий залив между Коткой и мысом Юминда. Советским командованием был выбран в Финском заливе только один фарватер — центральный. Выбор был основан только на том, что гигант крейсер Киров не мог пойти по фарватеру, имеющему меньший резерв глубины. Тральщиков было катастрофически мало, поэтому перед выходом кораблей из главной базы не успели провести минную разведку и контрольное траление по маршруту перехода. На момент перехода Финский залив представлял из себя «суп с клёцками»залив, напичканный как советскими, так и немецкими минами.

В 11 часов 27 августа командующий флотом Трибуц отдал приказ о начале отхода войск и посадки на суда. Грузили боевую технику и наиболее ценное имущество. На крейсер «Киров» был погружен золотой запас и правительство Эстонии. Учет принятых на борт людей практически не производился. Всего из Таллина в поход 28 августа 1941 года вышли 225 кораблей и судов.

Утром 28 августа боевые корабли и транспорты под огнём артиллерии и миномётов вышли на внешний рейд, но быстрого продвижения не получилось из-за штормовой погоды. Только во второй половине дня погода улучшилась, корабли начали перестраиваться в походные порядки. В этом переходе тральщики оказались самыми полезными кораблями: они были буквально нарасхват. Именно тральщикам во время перехода досталось больше всего. Корабли не успевали расстреливать мины, подсекаемые параванами и тралами, не успевали отвернуть от внезапно появлявшихся на их пути мин и подрывались. В этих условиях командующий флотом приказал встать на якорь до восхода солнца. к моменту постановки на якоря в ночь с 28 на 29 августа, флот уже потерял 26 кораблей и судов.

1941-08-28-1
Карта перехода (нажмите для увеличения)

С наступлением рассвета 29 августа боевые корабли отрядов главных сил, прикрытия и арьергарда снялись с якоря и полным ходом, до 27 узлов, ушли на Кронштадт. Но самое страшное было впереди. Примерно с 7 часов утра начались непрерывные авианалёты. Пользуясь близостью своих аэродромов и практически полным отсутствием советской авиации, немецкая авиация обрушилась на тихоходные конвои, к тому же имевшие крайне слабое зенитное вооружение. В этот день, 29 августа, погибло наибольшее количество эвакуированных бойцов и гражданских лиц. Вместе с тем, героическими действиями экипажей остальных кораблей и судов под огнём вражеской авиации были спасены в море свыше 9 300 человек, ещё свыше 6 100 человек сошли на остров Гогланд с подошедших к нему горящих или прибуксированных повреждённых кораблей. Для спасения людей в море высылались корабли из Кронштадта, с Гогланда и с острова Лавенсаари, на их счету тысячи спасённых жизней. Корабли главных сил стали прибывать в Кронштадт с 17:20 часов 29 августа, а 30 августа в Кронштадт продолжали прибывать отрядами и разрозненно уцелевшие корабли и суда — всего 107 единиц.

Вопрос о потерях в корабельном составе остаётся спорным — называются цифры от 8 до 19 боевых кораблей и от 19 до 51 транспортов и вспомогательных судов. По исследованию Р.А. Зубкова, из Таллина вышли 41 992 человека (включая экипажи, войска, гражданских лиц), доставлено в итоге в Кронштадт — 26 881 человек (в том числе вплавь), погибло 15 111 человек (8 600 военнослужащих флота и 143 вольнонаёмных флота, 1 740 бойцов сухопутных войск, 4 628 гражданских лиц).

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Таллинский_переход

http://flot.com/news/dayinhistory/?ELEMENT_ID=2333

https://vk.com/tallinskijperehod