Browse Tag: ВМФ

Вывод с полуострова Ханко 25-тысячной группировки советских войск происходил в несколько этапов. Последних защитников Ханко (около 2500 красноармейцев) вместе с местными жителями было решено вывезти на корабле «Иосиф Сталин». Этот семипалубный товарно-пассажирский турбоэлектроход был построен в 1939 году в Амстердаме для Балтийского государственного морского пароходства (линия Ленинград—Лондон). «Иосиф Сталин» покинул порт Ханко перегруженным. На его борту находилось 5589 пассажиров и 108 человек экипажа, при штатной пассажировместимости 512 человек. Конвой состоял из двух эсминцев, шести тральщиков, семи катеров морских охотников и четырех торпедных катеров.

При 7-балльном штормовом ветре и слепившей глаза вьюге тральщики разминировали канву для прохождения советских минных полей. Но произошло непоправимое… В 01.14 при перемене курса трудноуправляемый «И.Сталин» вышел из протраленной полосы, у его левого борта раздался взрыв мины, который сразу же вывел из строя автоматику управления рулями. Судно, двигаясь по инерции, вошло в минное поле. Через две минуты вторая мина взорвалась с правого борта лайнера. Затем последовал третий взрыв, четвёртый… Сразу же после первого взрыва капитан Николай Сергеевич Степанов приказал закрыть металлические перегородки, но спасти корабль было уже невозможно. У «И.Сталина» отвалились и затонули носовая часть и корма, уцелела только середина судна, забитая людьми – мертвыми, живыми и ранеными. Вдобавок ко всем бедствиям финская батарея Макилуото открыла артиллерийский огонь по нашим кораблям. От попадания 12-дюймового снаряда на лайнере произошла детонация боеприпасов. Во время обстрела кто-то на верхней надстройке выбросил белую простыню, но его тут же застрелили. Среди льдов Финского залива тысячи людей искали спасения, но холод убивал их одного за другим. Порядок на судне, в этих отчаянных условиях, с трудом наводил комендант транспорта «И.Сталин» капитан-лейтенант Галактионов, командовавший 50 вооруженными автоматами краснофлотцами. Им несколько раз приходилось открывать огонь по паникёрам. На неуправляемом судне оставались капитан корабля и больше 3000 человек, в основном красноармейцы. Некоторые офицеры предлагали открыть кингстоны и затопить корабль вместе с людьми, чтобы не попасть в руки врага. Однако Галактионов не позволил совершить коллективное самоубийство. Тральщикам и катерам удалось снять с тонущего судна и подобрать из воды 1740 человек. Попытки оказать несчастным помощь продолжались до 5 декабря, когда «И. Сталин» сел на мель возле мыса Лохусалу (Эстония). Люди пытались покинуть судно любыми путями. Из лежащих на палубе бревен несколько десятков бойцов изготовили плот, на котором ушли от судна. Судьба этого плота и людей на нем осталась неизвестной. Вторая группа красноармейцев тоже сколотила и связала своими поясами небольшой плотик, на который вскочили десятки людей. Неустойчивое сооружение зашаталось, и многие свалились в воду. Когда плот отчалил от судна, на нем остались 11 человек. За восьмичасовой дрейф к эстонскому берегу плот несколько раз переворачивало. До берега добралось 6 окоченевших людей. Неизвестные, вооруженные автоматами, подобрали их, доставили в теплое помещение, отогрели кипятком и передали немцам. Оставшихся в живых на судне захватили немцы и отправили их в концлагеря.

После войны стало известно, что немцы передали финнам около 400 советских военнопленных для восстановления Ханко. После выхода Финляндии из войны все военнопленные вернулись на Родину. Капитан Н.С.Степанов был помещен в немецкий концлагерь под Таллином. Через три года после освобождения Эстонии Красной армией, его расстреляли без суда и следствия за «предательство» (впрочем, эти данные пока не подтверждены документально). Галактионов после плена исчез, по слухам, он был репрессирован. 11 июля 1945 года «Иосиф Сталин» был поднят со дна и приведен в Таллин, где впоследствии разрезан на металл.

Источник: http://sergeytsvetkov.livejournal.com/172033.html

Героический подвиг совершили моряки сторожевого корабля Ладожской военной флотилии «Конструктор», корабля-ветерана российского Военно-Морского Флота, почти ровесника легендарного крейсера «Аврора». После того как началась Великая Отечественная война, на «Конструкторе» вновь было установлено артиллерийское вооружение, и в августе 1941 года он вступил в строй как сторожевой корабль Ладожской военной флотилии. Две паровые машины общей мощностью 8300 лошадиных сил позволяли «Конструктору» развивать скорость до 23 узлов (42 километра в час), а три орудия 100-миллиметрового калибра, зенитные пушки и пулеметы вернули его в строй боевых кораблей, способных выполнять большой круг задач. Единственным недостатком корабля было отопление котлов углем, из-за чего густые облака черного дыма часто предательски демаскировали его.

4 ноября «Конструктор», стоя на рейде у Осиновецкого маяка, принимал эвакуируемых из Ленинграда — рабочих и инженерно-технических работников с семьями. В 19 часов «Конструктор» вместе со сторожевым кораблем «Пурга» снялся с якоря и, густо дымя, направился в сторону Новой Ладоги. Спустя 15 минут «Конструктор» был внезапно атакован «юнкерсом». Две сброшенные бомбы легли за кормой. Вслед за первым самолетом, не замеченным из-за облачности, вынырнул другой «юнкере» и тоже сбросил две бомбы. На этот раз бомбы попали в носовую часть корабля. От взрыва корабль сильно содрогнулся, погас свет, и в то же мгновение неистово завыла сирена: ее приводной трос при взрыве натянулся, и сирена пришла в действие. Те, кто был наверху, видели, как в один момент отвалилась вся носовая часть корабля с кубриками и помещениями, в которых было полно пассажиров — женщин, детей — и моряков, свободных от вахты. В том месте, где разорвались бомбы, металлическая обшивка наружных бортов отвалилась, палубы получили изгиб, и вся носовая часть ее со спрессованными тремя палубами погрузилась в воду.

«Конструктор» погружался в воду. Вода стала быстро заполнять не пострадавшую от взрыва остальную часть верхней палубы, наводя панику на находившихся там пассажиров. Угол наклона на нос угрожающе увеличивался. Казалось, что судно проваливается. С носовой частью затонуло помещение первого котельного отделения. В смежном помещении второго котельного отделения от сотрясения при взрыве разрушилась кирпичная кладка водотрубного котла. Из разорванных труб котла повалил пар. Переборка еле выдерживала давление напора воды, затопившей смежное помещение первого котельного отделения. Через швы, через заклепки, через клинкеты бункеров вода врывалась в помещение. Положение корабля было критическим. Но команда под руководством механика П. А. Можейко упорно боролась за его спасение. Аварийная партия стала заделывать пробоины, ставить упоры и переборки. Через 30-40 минут вода пошла на убыль, но положение продолжало оставаться угрожающим. К борту подошла канонерская лодка «Бурея», на которую перебрались оставшиеся в живых пассажиры. Прибывший на канонерской лодке командир дивизиона капитан 3-го ранга К. М. Балакирев решил снять с «Конструктора» команду, однако для продолжения борьбы за живучесть оставил на корабле 15 человек, в том числе командира корабля капитана 3-го ранга Г. А. Купидонова. И «Конструктор» был спасен. Удалось это благодаря мужеству и умелым действиям моряков, оставшихся на борту.  Спустя немного времени с большим дифферентом на нос, с приподнятой кормой и торчащими из воды оголенными лопастями гребного винта, подрабатывая своими машинами, «Конструктор», буксируемый спасательным кораблем «Сталинец» и буксиром «Никулясы», кормой вперед входил в пустынную бухту Морье.

Источник: http://militera.lib.ru/h/rusakov_zg/01.html

К концу октября 1941 года немцы захватили в ходе Моонзудской операции весь Моонзундский архипелаг, почти все советские войска на островах погибли, только несколько сотен бойцов были эвакуированы морем на Ханко. В результате гарнизон Ханко остался один в глубоком тылу противника. В зимнее время море вокруг Ханко замерзает, поэтому из-за ледостава сухопутная оборона базы могла стать круговой, а достаточных сил для такой обороны не имелось. Также в условиях ледяного покрова на Балтике Балтийский флот не мог снабжать Ханко всем необходимым, что грозило гибелью гарнизона. Поэтому ввиду нецелесообразностью в сложившей обстановке оборонять Финский залив, Ставка Верховного Главнокомандования 23 октября приняла решение об эвакуации гарнизона Ханко.

План эвакуации предусматривал два этапа: на первом предстояло несколькими отрядами кораблей вывезти части вторых эшелонов, тылы, технику и запасы продовольствия, на втором — войска передовой линии обороны. Материальную часть и объекты, не подлежащие эвакуации, надлежало уничтожить. Ввиду утопления в ходе «успешного» Таллинского прорыва большинства мобилизованных транспортов и изначального отсутствия в составе флота специальных судов, войсковые перевозки решили осуществлять на боевых кораблях. Путь почти в 140 миль между Гогландом и Ханко рекомендовалось преодолевать в темное время суток, поскольку истребительное прикрытие на переходе не предусматривалось.

Руководство операцией было возложено на командующего отрядом легких сил вице-адмирала В.П. Дрозда. За прикрытие отхода войск с оборонительных рубежей, посадку на корабли, снятие гарнизона с острова Осмуссар отвечал генерал Кабанов. На Гогланде разворачивался аварийно-спасательный отряд под командованием И.Г. Святова.

Главную опасность по-прежнему представляли немецкие, финские и советские мины, которыми был нашпигован Финский залив. Германские линкоры продолжали оставаться головной болью наших флотоводцев: осень они посвятили созданию новой минно-артиллерийской позиции на подступах к Кронштадту. Всего балтийцы в 1941 году вывалили в море более 12 тысяч мин, почти все имевшиеся на складах запасы. Немцы в это время продолжали безнаказанно минировать среднюю часть Финского залива. Достоверных данных о минной обстановке штаб Трибуца не имел, тральной разведки и систематического траления не организовывал, не имея такой возможности. Наставление по боевой деятельности тральных сил для надежной проводки одного отряда кораблей требовало привлекать наряд из девяти базовых тральщиков, в составе Балтийского флота их осталось всего семь, из них только пять могли выйти в море. Маршрут движения, конечно же, проложили через «хорошо знакомое» заграждение «Юминда». Наступивший период штормов и появление льда также не способствовали проведению операции.

Первый контингент войск был вывезен 26 октября. Отряд кораблей в составе трех тральщиков в сопровождении трех катеров МО под командованием капитана 3 ранга В.П. Лихолетова ради экономии времени следовал на Ханко без тралов. В итоге в районе острова Кери подорвался и затонул Т-203 «Патрон». Остальные доставили в Ораниенбаум батальон 270-го стрелкового полка с легкой артиллерией. Это позволило командованию флота доложить Военному совету Ленинградского фронта о готовности к проведению операции. 31 октября было получено «добро» на начало эвакуации.

Источник: http://www.redov.ru/voennaja_istorija/leningradskaja_boinja_strashnaja_pravda_o_blokade/p7.php

Первоначально предполагалось осуществить эвакуацию в период до 20 октября. Однако чем больший темп набирала она, тем яснее становилось, что скрыть ее до конца от противника не удастся, что это чревато опасностью уничтожения арьергардных частей. К тому же противник, непрерывно наращивая силы, 9 октября перешел в наступление по всему фронту. Войскам обороны удалось заставить его отойти на исходные позиции, но враг готовился предпринять новый натиск. Поэтому командование Одесского Оборонительного Района (ООР) пересмотрело план эвакуации. Было решено завершить ее в ночь на 16 октября; не отводить войска на промежуточные рубежи, как это предусматривалось ранее, а до последнего дня вести активные боевые действия на старых позициях, демонстрируя подготовку к новому наступлению; отвести все дивизии к причалам порта сразу, в одну ночь, марш-броском, под прикрытием специально выделенных подразделений, авиации, береговых батарей и корабельной артиллерии. Это был смелый, хотя и не лишенный риска план, основанный на накопленном опыте борьбы с численно превосходящим противником, на глубокой вере в высокие моральные силы, собранность и дисциплинированность защитников Одессы.

11 октября командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский сообщил телеграммой, что Военный совет флота согласился с предложениями командования ООР и что с 12 октября вся бомбардировочная авиация флота переключается на поддержку оборонительного района. Для эвакуации выделялось 17 транспортов, а для их прикрытия—крейсера «Красный Кавказ» и «Червона Украина», эскадренные миноносцы «Бодрый», «Смышленый», «Шаумян», «Незаможник», несколько быстроходных тральщиков и большое количество катеров. Армейской разведке удалось подбросить румынскому командованию ложные сведения о доставке в Одессу новых; дивизий. Войска обороны имитировали подготовку к наступлению — вели артиллерийский огонь, ночью освещали передний край ракетами, создавали видимость прибытия пополнения. Передний край продолжал делать все возможное, чтобы не вызвать у противника подозрений о начале эвакуации. И это удалось. К рассвету 15 октября в Одесский порт прибыли транспорты и корабли охранения. Это был последний рейс судов в осажденную Одессу, последний из многих рейсов, каждый из которых был подвигом. Противник не мог не заметить такого большого скопления судов в порту. Они подверглись ожесточенной бомбардировке, в которой одновременно участвовало до 40 самолетов. Но корабельным и береговым зенитчикам, летчикам-истребителям удалось отстоять транспорты. 

В 10 часов утра армейская, береговая и корабельная артиллерия обрушила всю мощь своего огня на вражеские позиции, авиация нанесла бомбовые удары по аэродромам и огневым позициям противника. Военный совет оборонительного района перешел на борт стоявшего в гавани крейсера «Червона Украина». Вскоре командующий ООР контр-адмирал Г. В. Жуков отдал последний боевой приказ, предусматривавший начало отвода войск с переднего края в 19 часов 15 октября. Когда стемнело, Приморская армия под прикрытием арьергардов и под грохот артиллерийской канонады оставила боевые позиции. К 3 часам 16 октября главные силы ООР, завершив ночной марш-бросок, закончили посадку на транспорты. Еще через час на передовые позиции передаётся приказ о подрыве выведенной на них бронетехники и бронепоездов, а в 5.10 из Одесской гавани вышло последнее судно с защитниками нашего города.

Из всех судов и боевых кораблей, эвакуировавшихся из Одессы, врагу удалось потопить лишь один транспорт, следовавший в конце конвоя порожняком как резервный. Команда транспорта была снята сторожевыми катерами. Остальные суда в 19 часов 17 октября прибыли в Севастополь. Полки и дивизии быстро выгружались с транспортов, а потом двигались к вокзалу, где их ждали эшелоны. Защитникам Одессы предстояло без отдыха, без передышки вступить в бой за Крым.
С 1 по 16 октября из Одессы в Крым было переброшено около 80 тысяч бойцов и командиров Приморской армии и военно-морской базы, 15 тысяч человек гражданского населения, около 500 орудий, почти 20 тысяч тонн боеприпасов, 24 танка и танкетки, 5 бронемашин, 1158 автомобилей и 500 автомобильных моторов, 163 трактора, свыше 3,5 тысячи лошадей, почти 25 тысяч тонн оборудования одесских заводов, порта и других грузов. Так многочисленной армии, оснащенной сложной боевой техникой, удалось скрытно от врага отойти от переднего края на 20—25 километров, затем в течение нескольких часов погрузиться на корабли и без потерь перейти морем на другое направление. Эта операция осталась непревзойденной до конца второй мировой войны.

Источник: http://odessaforum.0pk.ru/viewtopic.php?id=1120

http://www.73.odessa.ua/topic/687-aa-cherkasov-odessa-16-oktiabria-1941-g-poslednij-den-o/

Первый десант

Карта десантов 5 октября 1941
Карта десантов 5 октября 1941

Одновременно с высадкой Петергофского десанта, 5 октября 1941 года западнее Стрельны был высажен десант из Ленинграда в составе сводного отряда пограничников (500 человек) из состава 20-й стрелковой дивизии НКВД. Отряд имел задачу отвлечь на себя часть сил врага и развить наступление на соединение с частями 42-й армии, наступление которой также началось 5 октября. Из-за минимального времени на подготовку и плохой видимости часть десанта не была высажена (до 130 человек) и была возвращена катерами на базу. Несмотря на это десантникам удалось выбить противника из береговых позиций и продвинуться на юг свыше 1 километра. К месту боя были спешно отправлены подкрепления противника, в том числе танки и артиллерия. Вскоре после высадки была потеряна связь с десантом. Через несколько часов неравного боя большинство бойцов десанта погибли, одна группа ночью вернулась к берегу и была снята катером.

Второй десант

Не владея обстановкой и не сделав выводы, командование Ленинградского фронта потребовало высадки нового десанта. Около 3-30 утра 6 октября со стороны Ленинградского порта в район стрельнинского кладбища была высажена рота пограничников (147 человек). Рота была обнаружена противником ещё на подходе, высаживалась под сильным пулемётным огнём с потерями в людях, также были потоплены один катер и одна шлюпка. Командир роты был ранен при высадке, но отказался вернуться в порт и высадился со своими подчинёнными. Рота не смогла далеко отойти от берега, заняла круговую оборону. В течение дня пограничники отбивали атаки врага, а с наступлением темноты прорвались из окружения и с большими потерями смогли перейти через линию фронта по береговым камышам.

Третий десант

Несмотря на неудачу двух десантов и безуспешное наступление войск 42-й армии, по требованию командующего фронтом в ночь на 8 октября в парке Константиновского дворца Стрельны был высажен ещё один батальон пограничников (431 человек). Ввиду явной шаблонности действий советского командования, противник предполагал попытку высадки нового десанта, подтянув в Стрельне новые силы. Десант был встречен интенсивным артиллерийским, пулемётным и миномётным огнём. На берег смогли высадиться только 249 бойцов, остальные вернулись на базу, несколько человек погибли на кораблях. Неравный бой продолжался до середины дня 8 октября. Десант практически не имел артиллерийской поддержки, а штаб авиации флота просто отказался принимать заявку Ленинградской военно-морской базы на авиационную поддержку десанта. Немногие оставшиеся в живых с наступлением вечера были сняты с берега.

С целью оказать содействие последнему десанту в выполнении явно невыполнимой задачи по овладению Стрельной, на рассвете 8 октября 1941 года была предпринята попытка прорыва линии фронта силами сводного танкового полка (32 тяжёлых танка КВ-1, командир майор Н. Р. Лукашин).С потерями, используя фактор внезапности, танкистам удалось прорваться через линию фронта и дойти до Стрельны. По радио от них было получено сообщение, что десант не обнаружен. Противник спешно подтянул самоходную артиллерию. При попытке обратного прорыва полк погиб полностью, на следующий день через Финский залив в расположение советских войск смогли добраться только три бойца.

Итог

Данные десантные операции можно с полным правом назвать бессмысленными и заранее обречёнными на гибель. Причиной этому стала позиция командующего фронтом Г. К. Жукова, требовавшего посылки десантов в бой немедленно, практически без подготовки. Он же лично запрещал проведение предварительной артподготовки, для обеспечения скрытности высадки. Противник после первого десанта предполагал их повторение и был готов к последующим, но советское командование не изменяло шаблон своих действий и упорно посылало новые малочисленные отряды в те же места, где погибли предыдущие.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Стрельнинский_десант