Browse Tag: ВВС РККА

1941-07-04-1Родился 2 августа 1907 года в селе Речки, ныне Белопольского района Сумской области, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. С 1929 года в рядах Красной Армии. С 1931 года лётчик — испытатель. В 1939-1940 гг. участвовал в боях с японскими захватчиками в Китае, командовал группой истребителей. Лично и в группе с товарищами сбил несколько самолётов противника. 20 мая 1940 года за героизм и мужество, проявленные в боях, майор С. П. Супрун удостоен звания Героя Советского Союза. С июня 1941 года сражался на фронтах Великой Отечественной войны. Командир 401-го истребительного авиационного полка особого назначения (23-я смешанная авиационная дивизия, Западный фронт) подполковник С. П. Супрун лично сбил 2 вражеских самолёта.

 Шестой вылет 4 июля 1941 года оказался для Супруна последним. В паре старшим лейтенантом Остаповым Степан Павлович ушел на разведку. Остапов заметил в небе вражеский Фокке-Вульф-200 “Кондор”, атаковал его, но был сбит огнем противника. Он вернулся в полк через двое суток.
Оставшись один, Супрун вступил в бой с 6 истребителями противника. В этом бою сбил Me-109, но и сам был сбит. Посадил горящий самолёт на поляне у опушки леса возле посёлка Крупки, но из кабины выбраться не успел. Раздался взрыв и Супрун погиб.

22 июля 1941 года посмертно награждён второй медалью «Золотая Звезда». Его именем названа улица в Москве в районе Аэропорт.

28 июня 1941 года в районе города Остров Псковской области лётчик 158-го истребительного авиационного полка (39-я истребительная авиационная дивизия, Северный фронт) младший лейтенант Петр Тимофеевич Харитонов в бою с группой бомбардировщиков, на повреждённом И-16 таранил Ju-88 и произвёл вынужденную посадку в поле.

А вот что вспоминает об этот поединке сам полковник П. Харитонов:1941-06-28-3

«Не патроны у меня тогда кончились, а пулемёты не стреляли !.. Патрулирую я на «Ишачке», вижу одиночный Ju-88. Вспомнил совет одного капитана из оперативного отдела: «Бей по наиболее уязвимым местам !» Атакую и прицеливаюсь по бензобаку. Но не стреляют мои пулемёты. И вдруг — что за чёрт — противник, дымя, идёт на снижение. Перезаряжаю пулемёты и снова атакую. Опять пулемёты молчат, а фашист всё снижается, оставляя за хвостом полосу дыма.

Догадался я, что включили они форсаж моторов, хотят обмануть меня, имитируют, будто подбит самолёт и вот — вот рухнет. Ну, думаю, не на такого напали. Иду ещё раз в атаку и вижу, что метрах в 50 — 70 от меня выровнялся бомбардировщик и уходит туда, откуда пришёл. Разозлился я страшно и решил таранить.

Подобрался к хвосту «Юнкерса». Расстояние сокращается с каждой секундой. Сбавил скорость, прикинул, куда ударить получше, и винтом обрубил ему рули глубины. Тут уж бомбардировщик действительно пошёл к земле. Трое из экипажа сгорели, 4-й выбросился с парашютом, его в плен взяли. Он — то и показал: экипаж состоял из опытных асов, за бомбардировку городов Англии и Франции все имели Железные кресты. Ну, а я, как говорится, на родную землю без потерь приземлился. Многому меня научил этот бой…»

8 июля 1941 года, вместе с М. П. Жуковым и С. И. Здоровцевым первым во время войны удостоен звания Героя Советского Союза. Через 2 месяца, 25 августа 1941 под Ленинградом совершил второй таран, сбив ещё один бомбардировщик. Награждён орденом Ленина. В одном из последующих боёв был тяжело ранен и вернулся в строй лишь в 1944 году. Войну закончил с 14 воздушными победами, одержанными лично и в составе группы.

Источник: http://airaces.narod.ru/all11/harit_pt.htm

В этот день началась крупномасштабная операция советских ВВС против Финляндии с целью по уничтожению финской и немецкой авиации на аэродромах в Финляндии. Это была первая наступательная воздушная операция советских ВВС на советско-германском фронте. Советское руководство располагало информацией о согласии Финляндии на участие в войне против СССР на стороне Германии, данном в начале 1941 года. Поэтому через день после начала Великой Отечественной войны советское руководство приняло решение атаковать аэродромы формально нейтральной Финляндии.

За сутки 25 июня советская авиация по плану операции произвела 236 самолето-вылетов бомбардировщиков и 224 – истребителей, доложив об уничтожении на аэродромах до 30 неприятельских самолетов и еще 11 истребителей – сбитыми в воздушных боях. Советские потери составили 23 бомбардировщика, погибли около 100 лётчиков, в том числе 5 командиров эскадрилий; все истребители вернулись на базы. Командование пришло к выводу, что, несмотря на серьезные потери ударной авиации, налёты прошли успешно. Операцию решили продолжить. Систематические удары по 39 финским аэродромам повторялись вплоть до 1 июля, хотя и с меньшей интенсивностью, чем в первый день операции.

SB
Бомбардировщик СБ (Скоростной бомбардировщик) готовят к боевому вылету. waralbum.ru

С советской точки зрения операция оценивалась как однозначная победа, по разным публикациям, количество уничтоженных финских и немецких самолётов колеблется от 76 самолетов до 130 самолетов. В реальности же эффективность операции советских ВВС против финских аэродромов оказалась низкой. Многочисленная советская авиация не смогла нанести заметный урон значительно уступающему в численности противнику и сама понесла тяжелые потери. Причинами плачевного результата операции являются: слабый боевой опыт советской бомбардировочной авиации; преобладание отсутствия истребительного прикрытия; слабая разведка противника; низкая организация боевой работы в ВВС Красной Армии: многие экипажи даже не имели необходимых карт.

Самый большой урон СССР понес в дипломатической сфере – Финляндия получила полное моральное право объявить себя подвергшимся агрессии государством, несмотря на то, что сама была уже готова к нападению на СССР вместе с нацистской Германией. 26 июня Финляндия объявила войну СССР.

Согласно плану «Барбаросса» против Западного Особого Военного Округа развернулась группа немецких армий «Центр» генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока, которую поддерживал 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала А. Кессельринга. По данным историка У. Бальке, ударную силу флота составляли 299 двухмоторных бомбардировщиков и 293 пикирующих бомбардировщика. В штурмовой группе имелось 38 Bf109Е и 22 Hs123. Прикрытие, борьбу за господство в воздухе надлежало осуществлять 362 одномоторным истребителям и 160 двухмоторным Bf110C/D/E. В оперативный состав флота входили также дальние разведчики, транспортные самолеты — еще 161 самолет, а также 32 самолета других типов. Немецкая авиация превосходила советскую в качестве боевых машин. Но не это было главным. Первостепенное значение имело то обстоятельство, что люфтваффе накопили опыт в ходе военных действий против Польши, Бельгии, Франции, Англии и в других кампаниях, в которых их авиационные части были слетаны, тактика боевых действий отработана и проверена непосредственно в боях.

При ударах по аэродромам ВВС Западного округа немецкая авиация основные усилия сосредоточила на уничтожении самолетов 9-й сад, где имелась наиболее качественная авиационная техника. Дивизия, базировавшаяся на Белостокском выступе, находилась в самом невыгодном положении, поскольку располагалась в непосредственной близости от аэродромов, занятых 8-м германским авиакорпусом, и от сосредоточения артиллерийских батарей противника.

Хотя первый бой оказался полностью проигран, ряд подразделений и отдельных летчиков в первый день войны смогли, оказать врагу достойное сопротивление.

Так, по приказу командира 124-го истребительного авиаполка (иап) майора И. П. Полунина еще до появления неприятеля, в воздух поднялись его заместитель капитан Н. А. Круглов и мл. лейтенант Д. В. Кокорев. Последний, завидев значительно выше себя двухкилевую машину, которая была определена как Do215, немедленно устремился в преследование. Дмитрий Васильевич приблизился к врагу и, несмотря на ответные очереди стрелка, примерно в 4 ч 20 мин сбил неприятельский самолет, оказавшийся двухмоторным «мессершмиттом», таранным ударом. Вероятно, это был один из первых уничтоженных неприятельских самолетов не только в Белоруссии, но и на всем советско-германском фронте.

1941-06-22-2
Разбитый истребитель И-16 на советском аэродроме. Лето 1941.

Командир 129-го иап капитан Ю. М. Беркаль, услышав артиллерийскую канонаду, тут же (на свой страх и риск) объявил боевую тревогу. Уже в 4 ч 05 мин три эскадрильи были в воздухе и в завязавшемся бою заявили об уничтожении трех немецких самолетов. По одному He111 записали на свой счет пилоты А. Соколов, А. Кузнецов, В. Николаев (однако противник эти потери не признал).

Известно, что за два первых дня войны 129-й полк произвел 125 боевых вылетов с общим налетом 121 ч. Забегая вперед, хотелось бы отметить, что 129-й истребительный авиаполк, вполне организованно вступивший в войну, столь же стойко и отважно действовал и впоследствии. Приказом наркома обороны он среди первых 6 декабря 1941 г. получил почетное право именоваться гвардейским, успешно сражался до Дня Победы. Но и этот полк потерял много своих истребителей во второй половине дня 22 июня.

 

Источник:  Хазанов Д. Б. 1941. Война в воздухе. Горькие уроки. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. (http://militera.lib.ru/h/hazanov_db2/)