Browse Tag: ВВС РККА

После успешной бомбардировки столицы Германии 8 августа, следующий полёт был запланирован на 9-10 августа. Полёт планировалось осуществить силами 81-й бомбардировочной авиадивизии с аэродрома города Пушкина на более современных самолётах ТБ-7 и Ер-2. 8 августа командир авиадивизии Герой Советского Союза комбриг Водопьянов М. В. получил приказ лично от Сталина:

«Т-щу Водопьянову

Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.08 на 10.08 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налёт на Берлин. При налёте кроме фугасных бомб обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбёжки г. Кёнигсберг.
И. Сталин
8.08.41»

Проведенные расчёты показали что ТБ-7 с дизелями М-40Ф с бомбовой нагрузкой 4000 кг могли совершить полёт до Берлина и вернуться обратно. Для выполнения полётов были отобраны 12 ТБ-7 и 28 Ер-2, которые ранним утром 10 августа перелетели из Казани перелетели на аэродром. Здесь, после более тщательного отбора оставили 10 ТБ-7 и 16 Ер-2. Вечером того же дня самолёты поднялись в воздух с курсом на Берлин. На ТБ-7 майора Егорова сразу после отрыва от земли отказали два правых дизеля М-40Ф, и самолёт потерпел катастрофу. После этого вылет остальных самолётов был остановлен. В результате на Берлин ушли 7 ТБ-7 и 3 Ер-2.

Михаил Водопьянов
Михаил Водопьянов

Из 10 ушедших на Берлин машин вышли на цель и отбомбились только шесть. В Пушкин вернулось только две машины. Самолёт М. В. Водопьянова при наборе высоты был атакован истребителями И-16, но дошёл до цели и отбомбился по Берлину. После этого попал под зенитный огонь немцев и был повреждён, вынужден был выполнить посадку на оккупированной немцами территории Эстонии в районе Йыхви. Вторым пилотом в экипаже был родившийся в Сибири эстонец Э. К. Пусэп, поэтому с местным населением общался только он, а остальные члены экипажа в контакт с местными жителями не вступали. Через два дня экипаж вышел к своим.

После этого вылета Водопьянов был снят с должности командира дивизии, а на его место был назначен полковник Голованов А. Е. После снятия с должности комбриг М. В. Водопьянов из дивизии не ушёл, продолжив службу простым командиром экипажа ТБ-7.

Источники: https://ru.wikipedia.org/wiki/Бомбардировки_Берлина_советской_авиацией_в_1941_году

http://www.razlib.ru/transport_i_aviacija/aviacija_i_vremja_1996_01/p7.php

https://ru.wikipedia.org/wiki/Водопьянов,_Михаил_Васильевич

8 августа 1941 года советская авиация, базировавшаяся на островах Моондзундского архипелага — Хиумаа и Сааремаа (Эзель) — совершила первый налет на Берлин. Это было ответом на бомбардировки гитлеровской авиации Москвы 22 июля. Пятнадцать бомбардировщиков ДБ-3 авиаполка под командованием Евгения Преображенского сбросили на Берлин первые бомбы. Затем на столицу Германии было совершено еще девять налетов, пока Эстония не была окончательно занята наступавшими на восток фашистами.

7 августа в 21 ч. 00 мин. с интервалом в 15 минут в воздух поднялись самолёты ДБ-3Ф. Три звена по пять бомбардировщиков в каждом. Первое звено возглавлял командир полка Преображенский. В небе самолёты выстроились строем «ромб» и взяли направление на Германию. Летчикам предстоял тяжелый полет над контролируемой немцами территорией. Маршрут проходил по линии: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин на расстояние 1765 км, из них над морем 1400 км. Продолжительность полета составила 7 часов. Основной защитой от средств ПВО противника могла стать лишь высота полета, но это была не просто большая высота, а предельная — 7 тысяч метров. Температура за бортом достигала минус 35-40 градусов, из-за чего стекла кабин самолетов и очки шлемофонов обмерзали. Кроме того, летчикам пришлось все эти часы работать в кислородных масках.

1941-08-08-1
Нажмите для увеличения

В ту ночь над Берлином побывало пять самолетов 1-го минно-торпедного авиаполка во главе с его командиром Евгением Преображенским. Остальные отбомбились по берлинскому предместью и германскому городу-порту Штеттину. «Мое место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!». Эти слова радиста Василия Кротенко прозвучали в прямом эфире в ночь на 8 августа 1941 года над пылающими развалинами военных объектов столицы Третьего рейха. С тех пор в Берлине уже не решались ночью зажигать свет. Так бомбы Преображенского на три с лишним года потушили ночные огни Берлина.

На следующий день в немецких газетах появилось сообщение: «Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненые. Сбито 6 английских самолетов». Англичане удивились еще больше немцев: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала». В полдень Совинформбюро передало сообщение советского правительства об успешной бомбардировке Берлина советской авиацией.

Источники: http://repin.info/sekretnye-materialy/kak-sssr-bombil-berlin-letom-1941-goda

Кровь за кровь! 8 августа 1941 года — первая бомбардировка Берлина.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Бомбардировки_Берлина_советской_авиацией_в_1941_году

В ночь на 7 августа 1941 года младший лейтенант В. В. Талалихин в воздушном бою под Москвой ( недалеко от деревни Кузнечики, район Подольска ), в 23 часа 28 минут таранил вражеский бомбардировщик «Хейнкель-111».

Та ночь была светлая, лунная, тихая. На небе ни облачка, а от нагретой солнцем земли пахло поспевающими яблоками и свежескошенной травой. На окраине Москвы лётчики противовоздушной обороны несли ночное дежурство, готовые в любую минуту подняться по приказу в небо, И такой приказ поступил. На подступах к столице замечена эскадрилья вражеских бомбардировщиков с тоннами смертоносного груза. Наши истребители взмыли в небо. Заместитель командира эскадрильи 177-го авиаполка Виктор Талалихин, получивший ласковое прозвище «Малыш» за невысокий рост и мальчишеский задор, обнаружил врага на высоте 4800 метров и ринулся наперерез.

1941-08-07-1
Виктор Талалихин

Двухмоторный немецкий «Хейнкель-111» уклонился от лобового столкновения и, видно дрогнув от неожиданного напора, тут же повернул «оглобли» назад. Талалихин на своём «ястребке» И-16 продолжил преследование. Немец искусно маневрировал, не решаясь принять бой. «Малыш» атаковал врага 6 раз. Один мотор удалось вывести из строя. Когда кончились боеприпасы, Талалихин принял решение: «Иду на таран !» Понимал ли он, что это смертельный номер ? Конечно понимал ! А о чём он тогда думал ? О том, что «…если погибну, так один, а фашистов в бомбардировщике — четверо». Один против четверых… Так мы воевали в первые месяцы войны.

…Виктор подобрался сзади к бронированному «Хейнкелю», чтобы ударить винтом по хвосту и… правую руку обожгло огнём: немец ударил из пулемёта по нашему «ястребку». Ранение не остановило молодого лётчика: всю тяжесть своей боевой машины он обрушил на вражеского бомбардировщика. Раздался страшный треск. «Ястребок» перевернулся вверх колесами, но это не помешало раненому Талалихину отыскать парашют, отстегнуть ремень и выброситься из падающего самолёта. Пока длился затяжной прыжок, он успел заметить, как разрасталось пламя вокруг протараненного им «Хейнкеля», как он взорвался в воздухе и рухнул вниз.

Талалихин приземлился на болото, возле деревни Мансурово ( район нынешнего аэропорта «Домодедово» ). Местные колхозники, наблюдавшие за ночным боем, помогли лётчику выбраться из воды, обогрели, накормили, перевязали раненую руку и снарядили колхозную подводу, чтобы отправить лётчика в часть. По прибытии он тут же пересел на мотоцикл и помчался отыскивать место падения сбитого им бомбардировщика. Возле берёзовой рощи догорали обломки «Хейнкеля». Тела его экипажа были разбросаны в 100 метрах от самолёта…

Уже на следующий день, 8 августа 1941 года, Виктору Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Ему было всего 22 года.

Талалихин погиб в воздушном бою около Подольска 27 октября 1941 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В 1948 году зачислен навечно в 1-ю эскадрилью 177-го истребительного авиаполка. В 2014 году наконец поисковики нашли в лесу под Москвой самолёт легендарного лётчика, на котором он 73 года назад одним из первых совершил ночной таран и сбил на подступах к советской столице немецкий бомбардировщик. 

Источники: http://airaces.narod.ru/winter/talalih.htm

https://ru.wikipedia.org/wiki/Талалихин,_Виктор_Васильевич

В ночь с 28 на 29 июля 1941 года, лётчик — истребитель московской зоны ПВО уралец Пётр Еремеев совершил первый в этой войне ночной таран. 29 июля 1941 года, около часу ночи, до аэродрома, где базировался 27-й истребительный авиационный полк, докатился лай зениток. Поначалу глухой, еле различимый, он становился всё отчётливее, всё яростнее. Очевидно, немецкие самолёты настойчиво пытались просочиться сквозь заградительный огонь к Москве. Дежурное звено «МиГов» немедля взлетело и взяло курс на северо — запад. Лётчики сразу окунулись в густую, вязкую темень. Постепенно глаза пилотов стали привыкать к ночной мгле. Но вот впереди черноту неба стали вспарывать сверкающие трассы зенитных пушек и пулемётов, заметались длинные щупальцы прожекторов.

Стремителен темп воздушного боя. Успех в нем часто зависит от мгновенной реакции, счёт времени ведется на доли секунды. Чуть промедлишь или проглядишь — и потеряешь выгодную позицию, а то и вовсе проиграешь схватку. Еремеев напряжённо следил за «Юнкерсом». Главное — не упустить его из виду. Выбрав момент, лётчик жмёт гашетку. Из носа истребителя выплеснулось несколько трассирующих очередей. Но и на этот раз, прошив мглистое небо огненными строчками, они затухли в стороне от цели. Вот фашистский бомбардировщик резким маневром выскользнул из лучей прожекторов, его контуры становились всё более расплывчатыми, почти невидимыми.

«Уходит !..» Блеснувшая под крылом речушка — знакомый ориентир. Где-то здесь город Клин… Увеличив скорость, Старший лейтенант нажал гашетку. Но пулемёты молчали. Кончились боеприпасы. Еремеев, не упуская из виду едва заметное свечение выхлопных газов «Юнкерса», догоняет его. Но что он может сделать без патронов? Одна мысль завладела лётчиком: «Таран !» И он, подойдя снизу, винтом сбил стабилизатор и руль поворота немецкого бомбардировщика. Тот рухнул на землю. Но и еремеевский самолёт вошёл в штопор. Не подчиняясь рулям управления, он катастрофически терял высоту. Поняв, что он уже не в состоянии что-либо изменить, Еремеев быстро отстегнул привязные ремни и приготовился прыгать. И тут он почувствовал, что встречный поток воздуха толкает его обратно. Невероятных усилий стоило ему выбраться из кабины и оттолкнуться.

1941-07-28
Лейтенант П.В. Еремеев

В начале августа 1941 года москвичи увидели на Манежной площади искорёженные обломки самолёта со свастикой. Крупная надпись на щите гласила: «Хвост фашистского бомбардировщика, сбитого под Москвой Старшим лейтенантом Еремеевым«.

2 октября 1941 года в районе деревни Красуха в воздухе произошла жаркая схватка группы истребителей Еремеева с «Мессершмиттами», пытавшимися штурмовать наши позиции. Еремеев первым врезался в боевой порядок вражеских машин. И тут случилось непоправимое. Осколок снаряда, пробив кабину самолёта, смертельно ранил старшего лейтенанта Еремеева.

Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 1995 года № 961 за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов старшему лейтенанту Еремееву Петру Васильевичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

 

Источник: http://airaces.narod.ru/all13/eremeev.htm

https://ru.wikipedia.org/wiki/Еремеев,_Пётр_Васильевич

13 июля командир 8-го авиакорпуса генерал фон Рихтгофен высказал мнение, что воздушный налет на Москву, имевшую свыше 4 миллиона жителей, ускорит катастрофу русских. На следующий день Гитлер в очередной раз заявил о необходимости бомбардировки советской столицы, «чтобы нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». В середине июля на Восток из состава находящегося во Франции 3-го воздушного флота перебрасываются шесть бомбардировочных авиагрупп.

Тактика первых налетов на Москву мало отличалась от применявшейся при бомбардировках крупнейших городов Англии. Экипажам самолетов определили конкретные цели, на которые предполагалось сбросить осветительные, зажигательные и фугасные авиабомбы. Наиболее опытные экипажи брали на борт новейшие бомбы массой 2500 кг.

1941-07-21-2
Схема маскировки (кликните для увеличения)

Однако в Москве к отражению возможных налётов готовились уже давно, задолго до начала войны. В 1939 году были созданы корпуса, дивизии и отдельные бригады ПВО. К этому времени технические средства могли обнаруживать самолеты на дистанции до 100 километров. Оборонительный пояс охватывал Москву кольцом шириной 200–250 километров и был усилен по наиболее вероятным западным маршрутам налетов. От налетов вражеской авиации Москву защищали не только войска ПВО. В самом городе с последствиями бомбовых ударов боролась местная противовоздушная оборона – МПВО. Ее подразделения укрывали жизненно важные объекты, оказывали медицинскую помощь пострадавшим, тушили пожары и ликвидировали аварии.

1941-07-21-1
Бомбы на территории Кремля

Первый налёт начался вечером 21 июля. Он продолжался с 22 часов 25 минут до 3 часов 25 минут следующих суток. Налет на Москву фашисты произвели 127 бомбардировщиков. 35 Не 111 из KG 53 составляли «гвоздь программы», поскольку их главной целью был Кремль. Сначала показалось, что бомбардировщикам удалось накрыть цель, но после анализа фотоматериалов выяснилось, что вместо Кремля немцы разбомбили …стадион. После этого случая немцы уже не пытались бомбардировать резиденцию советского правительства. Налет производился четырьмя последовательными эшелонами. Первый эшелон на подступах к Москве расчленился для бомбометания, но, будучи встречен истребительной авиацией и зенитной артиллерией, был рассеян. Только одиночным самолетам удалось прорваться к городу. Последующие эшелоны – второй и третий – налет производили одиночными самолетами и мелкими группами, производя бомбардировку с горизонтального полета, с высоты 1000-3000 метров зажигательными и фугасными бомбами. Не все москвичи, уходя в бомбоубежище, успевали закрыть двери жилищ. Это стало причиной совершавшихся во время налёта квартирных краж.

Немецкие самолеты сбросили 104 тонны фугасных бомб и более 46 тысяч штук мелких зажигалок. Однако в черте города упали лишь 9 фугасных и около 5000 зажигательных бомб. В результате первого налета в Москве пострадало 792 человека, 130 из которых погибли.

Источник: http://razvitie-48.ru/70-letie-velikoi-pobedy-1/3557/otrazhenie-pervogo-massirovannogo-naleta-nemecko-fa/