Как Лавриненко Сталина спас

Сейчас уже мало кто знает о том, что Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин выезжал на фронт и бывал на передовой. Чтобы принимать в такой ситуации верные решения, Сталину требовалось лично изучать обстановку на местах и оценивать и наши, и вражеские возможности. Впервые он выехал на фронт в июле 1941 года во время Смоленского сражения. В начале октября Сталин выезжал под Малоярославец, а в начале ноября – на Можайско-Звенигородскую линию обороны. Но самой опасной из этих поездок была та, что состоялась в середине ноября 1941 года. В тот раз Сталин выехал в 16-ю армию генерала Рокоссовского, державшую оборону на Волоколамском направлении. Целью поездки было посмотреть работу нашей уже тогда знаменитой катюши.

Выехал Сталин на двух автомобилях. Первым в кортеже следовал сталинский Паккард. На этом Паккарде ехал Сталин с двумя телохранителями. Другим же автомобилем была эмка, в которой ехали три человека из охраны. Непосредственно же на передовой кортеж сопровождал взвод автоматчиков, но в этот раз автобус с автоматчиками посчитали демаскирующим фактором, и на передовую выехал лишь кортеж из двух машин. Поездка Сталина была опасной ещё и потому, что немцы в тот период охотились за катюшами. Уже было известно, что в октябре попала в окружение и была уничтожена легендарная батарея капитана Ивана Флерова. Тем не менее, Сталин поехал. 13 ноября 1941 года дивизион катюш под командованием Героя Советского Союза капитана Кирсанова нанес огневой удар по вражеским войскам у деревни Скирманово. Из этой деревни немцы, взявшие ее в последних числах октября, обстреливали Волоколамское шоссе. Отсюда же немцы собирались нанести удар на Ново-Петровское и, заняв его, окружить всю армию Рокоссовского.

В 16 часов дивизион, состоявший из 12 установок дал залп по деревне Скирманово, выпустив 132 снаряда. Результатом залпа катюш стали 17 уничтоженных танков, 20 минометов, несколько десятков орудий и несколько сот немецких солдат и офицеров. От огневого воздействия дивизиона пехота противника буквально обезумела, оставшиеся в живых бежали куда глаза глядят, в том числе и в сторону расположения наших войск. Произведя залп, катюши стали менять позицию. Однако на снежной целине Паккард Сталина сел на брюхо. Катюши после пуска тут же ушли, а про Сталина все забыли. Начался фашистский артобстрел, потом налетела авиация. Сталин пересел в эмку, но и она вскоре застряла. Все её пассажиры, в том числе и сам Сталин стали ее толкать, но уйти от немцев с такой скоростью было невозможно, а до шоссе оставалось четыре километра. И тут на просёлке показались три танка Т-34-57. Это был танковый взвод Дмитрия Лавриненко. За несколько дней до этого катуковская четвёрая таноквая бригада стала 1-й гвардейской, а Катуков – генерал-майором. Сам же Лавриненко получил в тот день звание старшего лейтенанта, но ещё не успел добавить в петлицы третий кубик. Лавриненко подцепил эмку на буксир, а танк старшего сержанта Капотова поехал дальше в поле за застрявшим Паккардом, с которым остался один шофёр Кривченков. экономя американский бензин, он выключил двигатель, и уже стал замерзать.

В этот момент к месту, откуда били катюши, подошёл дивизион немецкой кавалерии из состава 1-й кавалерийской бригады СС – танки и мотоциклы немцы из-за глубокого снега использовать не могли. Однако связываться с русскими танками эсэсовцы не решились, и наблюдали за эвакуацией легковушек издали. Знали бы они, кого упустили! Вскоре вся кавалькада вышла к Волоколамскому шоссе, и Сталин благополучно вернулся в штаб 16-й армии, где выразил благодарность капитану Кирсанову, ни словом не упомянув о происшествии. Лишь после войны об этой истории начали рассказывать участники и очевидцы.

Источник: http://warfiles.ru/show-17811-kak-lavrinenko-spas-stalina.html

Добавить комментарий